Образ Богоматери в живописи православия и каталицизма XIV-XVI веков

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 09.00.04
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2003
  • Место защиты: Москва
  • Количество страниц: 208 с.
  • Стоимость: 250 руб.
Титульный лист Образ Богоматери в живописи православия и каталицизма XIV-XVI веков
Оглавление Образ Богоматери в живописи православия и каталицизма XIV-XVI веков
Содержание Образ Богоматери в живописи православия и каталицизма XIV-XVI веков
Глава 1. Духовно-эстетические основы образа Богоматери в древнерусской живописи
1.1. Свет и цвет в эстетике древнерусской иконописи
1.2. Ценность древнерусского эстетического сознания
1.3. Художественный канон древнерусской живописи
1.4. Образ Богоматери
1.5. Смысл древнерусской живописи
Глава 2. Художественно-эстетические основы образа Богоматери в западно-европейской живописи эпохи Возрождения
2.1. Образ Богоматери в Италии
2.1.1. Предвозрождение.
2.1.2. Раннее Возрождение.
2.1.3. Высокое Возрождение.
2.1.4. Позднее Возрождение и маньеризм
2.2. Образ Богоматери Северного Возрождения
2.2.1. Нидерландское Возрождение
2.2.2. Немецкое Возрождение
Глава 3. Основные художественно-эстетические различия образа Богоматери в древнерусской и западноевропейской религиозной живописи.
3.1.Особенности и различия живописи Итальянского и Северного Возрождения
3.2. Новый тип образа Богоматери религиозного западноевропейского искусства эпохи Возрождения и его отличие от старой иконографической схемы православия
3.3. Живописные изображения двунадесятых праздников в честь событий из жизни Богоматери в православии и католичестве
Заключение
Литература

Красота связана со светом и в совершенном виде ослепительной лучезарности стремится к духовности. Сама духовноегь в чистом виде уже есть Красота, но такая, которая недоступна созерцанию. Евгений Трубецкой говорил, что Бог есть свет, то, по сравнению с Ним, все, что не есть Он, то есть всякое возможное другое есть тьма. Поскольку мир, есть внебожеская действительность, и он есть тьма не в смысле простого логического отрицания света, а в смысле противодействия. Мир есть среда, сопротивляющаяся свету. Победа света над тьмой должна выражаться не в простом снятии раниц, то есть, не в простом устранении тьмы, а в том, чтобы сопротивляющаяся свету темная среда сама стала средой откровения заключающихся во свете положительных возможностей. Образом этой победы является небесная радуга и не одна она. Религиозная интуиция открывает ее в самых разнообразных световых явлениях и в звездном сиянии, и в лунном свете, и в утренней заре, и в солнечном закате. Флоренский II. А. Иконостас. М. Искусство, . Бычков В. В. Русская средневековая эстетика ХУХУ И веков. М. Мысль, . С. 6. Флоренский П. Л. Столп и утверждение Истины. М. Путь, . Кравец С. Л. Место эстетики в философии Павла Флоренского Кн. Общественная мысль, исследования и публикации, Вып. М. Наука, . Флоренский П. А. Иконостас. М. Искусство, . С.1. Трубецкой Евгений. Умозрение в красках. Вопрос о сымсс жизни в древнерусской религиозной живописи Кн. Философия русского религиозного искусства XVIXX веков. Антология. М. Прогресс, . С. . В христианстве эта вера в откровение божественного в небесных явлениях одухотворяется и углубляется. Божий день есть радуга, живая радуга цветов, всеобщее согласие, симфония жизни, сочувствующая свету, симфония, объединяющая весь мир небесный и земной. Божественный свет несотворен и предвечно присущ Богу, он не является его сущностью. Именно поэтому к нему причастны ангелы и святые. Иконы своей художественной формой свидетельствуют о реальности видений художников, они говорят линиями и красками. В иконописных изображениях видим благодатные и просветленные лики святых, а в них, в этих ликах явленный образ Божий и Самого Бога, который выступает объективным и абсолютным критерием Истины, Добра и Красоты. Религиозные мыслители первой половины нашего века, глубоко почувствовав духовную силу древнерусской живописи, определили ее как умозрение в красках, философствование красками. Совсем не пейзаж и не небо в пламенеющих облаках были источником этого поистине умозрения в красках, являющего пасхальную радость вновь обретенного рая средоточие всякого подлинного христианского опыта. Только благодаря чрезвычайно высокой духовности самих художников, им было дано не только созерцание уже здесь на земле чистой и радостной неотмирной красоты, но и способность выразить ее и сделать ее зримой для всех. В.Н. Лазарев подчеркивал Наиболее ярко индивидуальные вкусы русского иконописца проявились в его понимании колорита. Краска это подлинная душа русской иконописи. Проявляя тонкое чувство цвета и вообще живописного языка, древнерусские мастера выражали глубинные основы своего миропонимания. М.В. Алпатов писал, что древнерусская иконопись обличала в зримую форму, то, чего не смогла вместить в себя письменность в суждениях о сущности судьбы человеческой и мироздания, изливаясь расцвечепностью красок. Ослепительный блеск красок выступал как созерцание солнечных закатов. В иконе красота совершенно иной природы то красота неземного смысла, красота святости, красота Божественной Истины. Святой Дионисий Ареопагиг именует Бога Красотой, так как с одной стороны. Он сообщает всякой твари ту красоту, которая ей свойственна, с другой облекает ее в иную красоту божественную доброту. Флоренский П. А. Иконостас. М. Искусство, . С.3. Озолин Николай, протоирей. Православная иконография Пятидесятницы. Об истоках и эволюции византийского взвода Пер. М. Праволсавное братство Споручницы грешных, . С. . Лазарев В. Н. Русская иконопись от истоков до начала XVI века. М. Искусство, . Алпатов М. В. Краски древнерусской иконописи. М. Изобраз. С.7.

Рекомендуемые диссертации данного раздела

Лозовая, Людмила Витальевна
2007
Шиповская, Людмила Павловна
2005