Этическая проблематика в философии Льва Шестова

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 09.00.05
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2016
  • Место защиты: Москва
  • Количество страниц: 195
  • Стоимость: 250 руб.
Титульный лист Этическая проблематика в философии Льва Шестова
Оглавление Этическая проблематика в философии Льва Шестова
Содержание Этическая проблематика в философии Льва Шестова
Глава 1. Два уровня этико-философской мысли Л. Шестова
1. Понятие «этического» в философии Л. Шестова
2. Понятие «сверхэтического» и парадокс морального нигилизма
3. Опыты преодоления «этического»
3.1. Устранение этического С. Кьеркегора
3.2. «Остранение» этического в умном незнании Сократа
3.3. «По ту сторону добра и зла» Ф. Ницше
Глава 2. Этика веры Л. Шестова
1. Проблема неотменимости прошлого в философии Л. Шестова и Ф.Ницш
2. «Добродетель» дерзновения Л. Шестова и «добродетель» великодушия Ф.Ницше
3. Этика веры в борьбе с «этикой стоицизма»
Глава 3. Два смысла веры в философии Шестова: вера-свобода и вера-усилие (сравнительный анализ идеи веры Л. Шестова и Л. Толстого»)
1. Развитие идеи веры в философии Л. Шестова
2. Вера Л. Шестова и Л.Толстого
2.1. «Бог не есть добро»: борьба Л. Шестова с идолопоклонством
2.2. Соотношение веры и рационального познания в философии Л. Шестова и Л. Толстого
2.3. Вера и нравственность в философии Л. Шестова и Л. Толстого
2.4. Значение личности в философии Л. Шестова и Л.Толстого
Глава 4. Вера как экзистенциальное мышление. Три образа верующего
1. Основные черты экзистенциального способа мыслить
2. «Философия пограничных ситуаций»
3. Три образа верующего – три ступени этики веры Л. Шестова
Заключение
Библиография

Актуальность темы исследования. Исследование представляет собой попытку реконструкции основного содержания этической проблематики философии Шестова. Было бы слишком категорично утверждать, что противоречивая, наполненная страстью, волнующая и тревожащая мысль Шестова является исключительно этикой, однако, принятый им способ мыслить в пределах ценностной оппозиции «или-или» («разум» или «вера», «Афины» или «Иерусалим»), очевидность исходной для философии Шестова цели преодолеть зло, понять невинное страдание, а также тот факт, что вера получает в трудах второго периода творчества Шестова смысл возможности искоренять из мира зло, – все это говорит об этическом характере его философии. Основное содержание этической мысли Шестова выявляется, в первую очередь, на основании чтения и анализа текстов второй половины его творчества (с 1911 года). Ведь именно во второй, собственно философский период творчества мыслителя окончательно сформировалась философия веры, которая и представляет собой позитивное содержание его этической мысли и одновременно фундамент критики рациональности.
Шестов является ярким представителем экзистенциализма: ряд его идей и способов философствования предшествовали по времени открытиям немецкой и французской мысли. Тем не менее, наибольшего расцвета экзистенциальная философия достигла на Западе. Что касается российской философии, в особенности – этики, в том виде, в каком она развивалась в советские и постсоветские годы, то здесь очевидным образом можно говорить о дефиците экзистенциалистских идей, в особенности в их этической заостренности. Исторический опыт развития российского общества экзистенциально насыщен и во многом трагичен, однако, он все еще не имеет достаточно адекватного теоретического выражения. Отечественная философия в целом осталась равнодушной и по отношению к всемирной трагедии, поставившей под вопрос основания европейского рационализма – трагедии, самым зловещим выражением и одновременно символом которой стал Аушвиц. Обращение к теоретическому багажу русского экзистенциализма, в частности, к этической проблематике философии Шестова, приобретает в этой связи важный теоретический и общественный смысл.
Между идеями Шестова и ряда современных европейских мыслителей, потрясенных трагедиями двадцатого века и осознавших необходимость переосмысления самих оснований мышления и познания, существует близость. Согласно З. Бауману, разум и идеалы рациональности способствовали не только продуманной организации Холокоста, но и соучастию в нем множества людей, социальных институтов, явлений культуры, самих его жертв, доверившихся разуму и логике «меньшего зла». Критика З. Бауманом рациональности, как и ее критика Шестовым, ведется с моральных позиций: разум критикуется за соучастие во зле. Внутренняя связь обнаруживается и между идеей Шестова о делании бывшего зла не бывшим и рассуждением Х. Арендт о таких деяниях, про которые можно сказать только то, что они никогда не должны были случиться.
Н.В. Мотрошилова считает, что основное предостережение философии Шестова потомкам состоит в том, что разум и наука, а также сросшаяся с ними и достигшая невиданной мощи техника, без постоянной проверки судом совести могут стать огромным злом. Но Шестов последователен в своей критике традиционного понимания разума и морали: для него и совесть не способна справиться с радикальным злом. Взамен нее Шестов предлагает веру или свободу к добру, которая способна окончательно уничтожить зло. Двадцатый век актуализировал Шестова: его идейное наследие значимо для человека, живущего в эпоху «после» трагедий прошедшего века и нисколько не застрахованного не только от забвения и искажения случившегося, но и от его повторения.

Рекомендуемые диссертации данного раздела

Кузнецов, Владимир Викторов
1998