Феноменология символа: гносеологический и онтологический аспекты

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 09.00.01
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2001
  • Место защиты: Самара
  • Количество страниц: 130 с.
  • Стоимость: 230 руб.
Титульный лист Феноменология символа: гносеологический и онтологический аспекты
Оглавление Феноменология символа: гносеологический и онтологический аспекты
Содержание Феноменология символа: гносеологический и онтологический аспекты
Содержание

Введение.
Глава 1. Проблематика феноменологии символа.
§ 1. Проблема определения символа.
§2. Проблема метода в символическом исследовании.
Глава 2. Гносеологический аспект в феноменологии символа.
§ 1. Генезис гносеологической трактовки символа.
§2. Гносеология символа в классической философии.
§3. Гносеология символа как решение методологической проблемы.
Глава 3. Онтологический аспект в феноменологии символа.
§ 1. Онтологический поворот в понимании символа.
§2. Философия языка как вариант онтологии символа.
§3. Проблема имени в онтологии символа.
Глава 4. Диалектика онтологического и гносеологического аспектов в феноменологии символа.
§1. Герменевтический аспект: проблемы актуальной интерпретации.
§2. Телеологический аспект как гарантия диалектики символа.
Заключение.
Список использованных источников и литературы.

Введение.
Данная работа представляет собой опыт аналитической реконструкции символа, понятого в качестве одной из фундаментальных категорий сознания. Основная проблема состоит в выявлении компетенций символа как концепта, і реализующего возможность культурной коммуникации.
Применяемый в работе синхроническо-диахронический метод обуславливается необходимостью рецепции многообразных коннотаций
символа для вычленения его концептуального инварианта. Но, поскольку поле реализации этого инварианта при широком понимании категории символа оказывается трудноопределимым, в контексте философии языка следует учесть продуктивность феноменолого-диалектического метода, разработанного
А.Ф.Лосевым . Единство методов позволяет говорить о цельной реконструкции понятия символа как единстве явления и смысла.
Актуальность темы определяется тем, что, являясь имманентной для построения практически любой теории, категория символа еще не получила і общепризнанной трактовки. Смешение понятий, часто допускаемое при
употреблении смежных терминов, связано с недостаточной определенностью категориального аппарата философии языка, вследствие чего символ
отождествляется то с аллегорией, то со знаком, то с именем, то с мифом. Но проблема представляется более глубокой, чем просто подмена одного термина другим, ибо за этим скрывается невнятность не только на синтагматическом уровне, но и на уровне парадигматическом. И если знак получает свое сущностное оформление в семиотике, аллегория описывается через призму художественной практики, а миф становится объектом структурального исследования, то «символология» как таковая (например, концепция человека как Homo symbolicum в философии Э.Кассирера) возможна лишь в рамках s отдельных теорий, не получивших статуса общезначимых.

Несмотря на актуальность проведения исследования в указанной области (так, С.Лангер утверждает, что анализ символической способности человека является специфической чертой современного философствования, а в фундаментальном понятии символизма мы имеем ключ ко всем гуманистическим проблемам1), в отечественной литературе проблема символа не являлась предметом систематической историко-философской реконструкции. Существует по меньшей мере две причины недостаточной разработанности темы: с одной стороны, как показал А.Ф.Лосев, в советскую эпоху термин «символ» был скомпрометирован плехановской теорией иероглифов2, с другой стороны, зарубежная символология за этот достаточно долгий период успела развить символическую мысль в нескольких не связанных друг с другом направлениях, и поэтому, как указывает К.А.Свасьян, «философ должен пройти нелегкий путь критического осмысления тех концепций символа, которые возникли за это время на Западе. Важнейшими из них являются «Философия символических форм» Э.Кассирера, учение о символе А.Н.Уайтхеда, символическая или «глубинная психология» К.Г.Юнга, герменевтическая символология М.Хайдеггера, «метафорический символизм»

С.Лангер» . Существующие работы по этой теме либо никак не определяют саму категорию символа, либо рассматривают его в ряду других категорий, отказывая символу в самодостаточности, либо, соглашаясь с его автономностью, объясняют его через некоторый конечный отрезок философской мысли. Даже у теоретиков символа данная категория выступает как конкретизация понятий, существующих в смежном поле знака4, тропа3,
1 Langer S. Feeling and form. N.Y., 1953; Problems of Art. N.Y.,1957.
2 Лосев А.Ф. Проблема символа и реалистическое искусство. М.,1976. С.5.
3 Свасьян К.А. Проблема символа в современной философии. Ереван, 1980.
4 Аверинцев С.С. Символ // Философский энциклопедический словарь. М.,1973.
5 Лосев А.Ф. Указ. соч.; Диалектика символа и его познавательное значение // Изв. АН СССР. Т.31. Вып.З М.,1972; Логика символа // Контекст-72. М.,1973; Символ и художественное творчество // Изв. АН СССР. Т.30. Вып.1. М.,1977.

Глава 2. Гносеологический аспект в феноменологии символа.
Символ как одна из всеобъемлющих и употребляемых издавна категорий на протяжении большей части своего существования тяготеет либо к естественно-философскому, либо к художественному контексту. Первый из' них, как правило, характеризуется принадлежностью к гносеологической проблематике, в то время как второй сосредотачивается на проблемах онтологического порядка. Общим для них обоих является представление результата встречи двух разнонаправленных начал в едином целом, что заключено в самой семантике термина и что обуславливает цельность категории при всем многообразии ее проявлений. Собственно, способность аккумулировать в себе множество смыслов, не теряя при том своей сущностной определенности, и делает символ столь динамичным и простым в употреблении.
Фиксируя в определенной и при этом незамкнутой форме результаты человеческого познания, символ выходит за рамки чисто терминологической компетенции. Соединяя план сознания с планом выражения, символ утверждает саму возможность познания. Мысль, оснащенная инструментарием для экспликации, являет обобщенность смысла, данную в свернутом виде при обозначении предмета/явления. Такое понимание символа, о котором говорил Демокрит, было развито Аристотелем в виде учения о взаимопереходе первичных элементов (атог/ыи) - «чем больше связей (стойРола), тем быстрее переход»1. Сущностными характеристиками символа являются его самодостаточность (первоначально «символ всегда есть нечто, но никогда не есть символ чего-то» - у греков это имело даже грамматическое подтверждение: при слове «символ» невозможно дополнение2) и самотождественнсть.
1 Тахо-Годи А.А. Указ. соч. С.51.
2 Там же. С.52.

Рекомендуемые диссертации данного раздела

Пашарина, Екатерина Сергеевна
2013