Значение и функции частного в романах Ф.М. Достоевского

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 10.01.01
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2015
  • Место защиты: Смоленск
  • Количество страниц: 165 с.
  • бесплатно скачать автореферат
  • Стоимость: 250 руб.
Титульный лист Значение и функции частного в романах Ф.М. Достоевского
Оглавление Значение и функции частного в романах Ф.М. Достоевского
Содержание Значение и функции частного в романах Ф.М. Достоевского
Глава I. Семантика частностей в романах Ф.М. Достоевского
§1. Методологические и теоретические основы изучения частного в творчестве писателя
§2. Методика изучения частного в творчестве Достоевского
§3. Семантическая многоуровневость частного тематической группы «Еда» в прозе Достоевского
Глава II. Анализ частного в романах Достоевского на внутритекстовом уровне
§1. Элементы тематической подгруппы «Сладкое» в романе «Братья Карамазовы»
§2. Гастрономические мотивы в романе «Бесы»
Глава III. Частности в повествовательных структурах романов Достоевского
§1. Образ Алёши Карамазова через призму гастрономических элементов
§2. Образы социалистов в романах «Бесы» и «Братья Карамазовы»
§3. Убийство Фёдора Павловича Карамазова в зеркале гастрономических частностей
Заключение
Список литературы

Характеризуя художественный мир Фёдора Михайловича Достоевского, Вячеслав Иванов отметил, что «затаенное ядро» этого мира, его «последняя художественная цель» есть «раскрытие сверхчувственных, метафизических событий, которые художник не может изобразить и мы не можем восприять иначе, чем в потоке внешних действий и личных переживаний, воплощающих их в жизни человека и в жизни человечества» [45, с. 517].
Тексты Достоевского, по устоявшемуся в науке мнению, отличаются идеологической насыщенностью. Романы писателя называют романами идей, «трагедиями духа» [46, с. 409]. По М.М. Бахтину, «предметом художественного изображения» в романах Достоевского становится идея [6, с. 96], «взаимодействие сознаний в сфере идей (но не только идей)» [6, с. 40]. Его персонажей считают «лицами-символами, в которых, как в фокусах, вспыхивают идеи-силы» [46, с. 404], доминантной характеристикой каждого становится «владеющая им идея <...>» [6, с. 29]. H.A. Бердяев отводит идеям центральную роль в творчестве писателя: в нём «нет природы, нет мира вещей, нет в самом человеке того, что связывает его с природным миром, с миром вещей, с бытом, с объективным строем жизни. Существует только дух человеческий, и только он интересен, он исследуется» [10, с. 401]. Некоторые, как, например, В.В. Набоков, возводят идеологичность романов Достоевского в абсолют: «Чувствуется, что он не видит своих героев, что это просто куклы, <...> барахтающиеся в потоке авторских идей» [91, с. 207]; «<...> события у него - всего лишь события духовной жизни, а герои -ходячие идеи в обличье людей <...>» [91, с. 209]. Существует и противоположная точка зрения: так, B.C. Соловьёв предостерегал от приписывания Достоевскому «одностороннего идеализма»: «он брал

человека во всей его полноте и действительности; такой человек тесно связан с материальной природой - и Достоевский с глубокой любовью и нежностью обращался к природе, понимал и любил землю и всё земное, верил в чистоту, святость и красоту материи» [126, с. 314]. Г.С. Прохоров, рассматривая сочетание факта и эйдоса, совмещение «эмпирической фактологии» и личностных «фантазий» автора «Дневника писателя», отмечает, что микросюжеты произведения построены так, что «указывают на возможность подлинно понять факт лишь в личностном измерении» [105, с. 102].
В любом случае, идеи в романах писателя не могут существовать сами по себе - они имеют форму выражения и так или иначе проявляются. Романы Достоевского наполнены описаниями внешних жизненных событий, упоминаний бытовых частностей, реалистических подробностей.
Следовательно, внимание к эмпирическому уровню художественного мира Достоевского - путь к постижению глубинной, метафизической семантики текстов.
Форма романов писателя - повествовательная проза - предполагает особую значимость повествовательных структур текста - фабулы и сюжета. В связи с этим уместно привести ещё одно наблюдение Вяч. Иванова: у Достоевского «<...> всё внутреннее должно быть обнаружено в действии» [46, с. 412], а в сюжетах его крупных произведений «нельзя устранить ни одной малейшей частности» [46, с. 410].
Внимание к частным, на первый взгляд несущественным подробностям произведений Достоевского - отдельным элементам, «атомам» структуры -основывается и на личностной черте самого писателя, о которой вспоминал его врач и друг доктор Степан Дмитриевич Яновский: Достоевский разбирал произведения русских классиков и созданные им самим образы «со свойственным ему атомистическим анализом» [23, с. 90]. На мелкие подробности писатель обращал пристальное внимание - на это указывает, например, воспоминание Д.В. Григоровича о том, как Достоевский оценил один из написанных им очерков: «<...> ему не понравилось только одно

сознанием). Бэлнеп выделяет особый структурный элемент повествования -анекдот.
Методика Бэлнепа даёт возможность исследовать структуру текста как в статике (анализ отдельных образов или характеристик персонажей и их значений на внутритекстовом уровне), так и в динамике (на уровне развития действия).
Специфика предмета нашего исследования, предполагающего изучение отдельных частных бытовых деталей, обусловила наше внимание прежде всего к структуре внутритекстового уровня. При анализе формирующих внутритекстовый уровень связей мы опирались на описанные Бэлнепом виды внутритекстовых отношений: устойчивые образы, «рифмы ситуаций», сходство персонажей, ассоциации по подсказке; ассоциации при помощи авторской подсказки, не имеющей реального основания (чего-то присутствующего в романе с чем-то не присутствующим)47. Исследование указанных отношений, устанавливаемых с помощью гастрономических образов и мотивов, позволяет выявлять неочевидные сходства персонажей и ситуаций, порой на первый взгляд между собой никак не связанных.
Выявленные на этапе внутритекстового анализа взаимосвязи структурных элементов, сходства и ассоциации в дальнейшем становятся основой исследования семантики образов и мотивов на уровне сюжета (по терминологии Бэлнепа, в динамических структурах: исторической, линейной и повествовательной). Установленные внутритекстовые отношения помогают реконструировать систему причинно-следственных отношений, то есть выйти на повествовательный уровень.
Важнейшее для анализа повествовательного уровня прозаического текста методическое замечание о соответствии разных структур текста сформулировал на основании реализованного Бэлнепом исследования B.C. Баевский: между функцией персонажа в структуре внутритекстовых отношений романа и его поведением в цепочке причинно-следственных
47 См.: Бэлнеп, Р.Л. Структура «Братьев Карамазовых» [14, с. 36 и далее].

Рекомендуемые диссертации данного раздела