Архитектура как архетипическое проявление институций культурного сознания

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 24.00.01
  • Научная степень: Докторская
  • Год защиты: 2014
  • Место защиты: Санкт-Петербург
  • Количество страниц: 408 с.
  • бесплатно скачать автореферат
  • Стоимость: 230 руб.
Титульный лист Архитектура как архетипическое проявление институций культурного сознания
Оглавление Архитектура как архетипическое проявление институций культурного сознания
Содержание Архитектура как архетипическое проявление институций культурного сознания
Оглавление
Введение
Глава I. Архетип как семиотическая модель
1.1 Архетип как базис институций культурного сознания
1.2 Институции культурного сознания в контексте мифопоэтического опыта человека
Глава II. Архетип телесности как основа рецепций архитектурного пространства
2.1 Человеческое тело и его оболочки: архитектура, костюм, транспорт
2.2 Архетип пещеры: от тела богини к телу храма
2.3 Антропоморфизм архитектурного пространства
Глава III. Архетип жилища. Дом-Дворец-Храм
3.1 «Дом Гесиода»: генезис жилищной архитектуры в древности
3.2 От дома к дворцу и храму: сакрализация и фортификация жилища (семиотический
аспект)
Глава IV. Архетипы как фундаментальные идеи в пространстве архитектуры
4.1 Архитектурное пространство трапезы и игры
4.2 Созидание и разрушение в контексте творческой деятельности мастера
Глава V. Архитектура-искусство-традиция
5.1 Образы архитектуры в изобразительном искусстве
5.2 Архитектура как пространство традиции
Заключение
Примечания
Список литературы

Введение
Архитектура в своем тысячелетнем развитии сформировала не только феноменологическое поле человеческой жизнедеятельности, но и парадигму пространства вместе с его рецепциями, что обусловило универсальный набор признаков зодчества разных исторических эпох и культур, несмотря на типологические, конструктивные и художественные различия. Любой архитектурный объект трехмерен и материален, на него воздействуют силы природы, диктуя условия, в которых (и только в которых) может быть актуализирован замысел внешней и внутренней формы. Если по формальному составу архитектура полностью зависит от законов природы как от своей причины, то по семантическому содержанию - от нашей способности суждений. Сооружение одновременно существует и как материальное тело физического мира, и как образ-символ метафизического поля.
Метафизика архитектуры фундируется в ее способности быть информационным накопителем, аккумулирующим сведения, на первый взгляд, не связанные с утилитарным назначением построек. Эта информация передается набором сигналов и символов. Символизм архитектуры является хорошо известным фактом истории и положением теории культуры, однако часто его понимают как простой арсенал знаков и эмблем, аллегорических репрезентантов реальности1. Такой символизм не затрагивает глубинных, базовых, архаикопервозданных семиотических конструктов человечества, а является, скорее, «плакатной» семиотикой, мало отличаясь от знаков визуальной коммуникации -дорожного движения или магазинной вывески2. В поле исследования, ход которого представлен в настоящей диссертации, вовлечена более емкая семиотическая данность, просматриваемая на уровне архетипов коллективного бессознательного. Архетип, в нашем случае, трактуется согласно учению К. Г. Юнга, как одно из понятий, используемых им в аналитической психологии и им же спроецированных в область философии культуры. Архитектура, таким образом, выражает смысловые и ценностные установления, оформленные

посредством ритуальных действий (и в таком виде понимаемые как институции культурного сознания), через архаические первичные образы коллективного бессознательного, через архетип. Архетип становится единицей социальнокультурной информации, скрытой в толще нашей врожденной (запрограммированной) памяти (бессознательной части психики), характеризуя, тем самым, человека как «поток» информации, овеществленной в объектах материальной культуры, среди которых особое место занимают памятники зодчества. Сказанное приобретает несомненную актуальность в наш век цифровых технологий с их колоссальными операциональными возможностями по управлению информацией. Архитектура, рассматриваемая как архетипическое проявление культурных установлений, может пониматься как одна из форм трансляции информации, что особо значимо для гуманитарной науки, различных ее дисциплин, изучающих информационный обмен на разнообразных этапах межкультурного взаимодействия посредством традиционных (нецифровых) и архаических по генезису (дописьменных) способов хранения знаний. Актуальность настоящей диссертации для гуманитарных дисциплин заключается, помимо прочего, в возможности комплексного изучения архитектуры вне доминирования историко-искусствоведческих парадигм.
Степень научной разработки проблемы К проблеме семиотического и социально-культурного содержания архитектуры в разное время обращались различные исследователи. Среди них укажем О.Н. Бабошину, Д.А. Баранова, П. Брауна, М. Гимбутас, В.Л. Глазычева, И.Е. Данилову, А.К. Дживелегова, Ж. Дюби, Б. Жестаза, A.B. Иконникова, Г. Керна, Ж.В. Николаеву, Э. Панофского, Р.Б. Радовича, Г.И. Ревзина, Дж. Рёскина, Т.Ю. Смирнову, А. Спыхальскую-Бочковскую, О.В. Старостину, П.А. Флоренского, Г.И. Фролову, Л.Н. Щанкину. Для существа настоящей работы значимыми являются два фундаментальных исследования С.С. Ванеяна и Ш.М. Шукурова, в которых конструкции, формы и символические смыслы архитектуры изучены и представлены в гармоничном синтезе материального и ментального. Интересные выводы и обобщения, касающиеся природы метафизического,

это геральдический знак, или корпоративный знак, содержание которого столь же бюрократически безупречно, как и знаков дорожного движения. Эмблема говорит не аллюзиями, а напрямую. В ней подобраны такие типы высказывания, которые не нужно разгадывать, и которые узнаются сразу, поскольку память находит им аналогии в нашем опыте, знакомом с некоторым множественным набором атрибутов. Поскольку память сразу же устанавливает ассоциацию между фигурами эмблемы и тем или иным предметом нашего опыта, нет необходимости дешифровки эмблемы. Её действенность заключена в прямых ассоциациях: меч -агрессия, напор; серп - дары природы, крестьянский труд. Атрибут подобен эмблеме, но за ним обычно скрывается герой, то есть некое одушевление. Атрибут - маркер персонифицированных сил, не просто грозы или грома, но Юпитера или Перуна. В христианстве атрибут близок эмблеме, поскольку его значение принято конвенцией, неким договором, согласно которому какой-либо предмет сопоставляется с тем или иным святым: ключи — со Св. Петром, камень — со Св. Стефаном. Этот договор не только имеет характер закона внутри определенного сообщества, но и освящен бюрократической санкцией, литературной традицией, книжным авторитетом подобно «Золотой Легенде» Якова Ворагинского. Архетип отличен и от аллегории, ибо аллегория — это не просто формула речи, выраженная через сцену с персонажами и атрибутами, но некоторый «литературный» (то есть сюжетный, повествовательный) намек на известное событие, или общепризнанное в качестве факта явление. Неважно при этом, какими средствами эта аллегория выражается - словом, красками или камнем, - ее литературная (повествовательная) конституция есть одновременно ее экзистенциальная основа, без нее аллегория не существует. Архетип не есть полный аналог символа {символических категорий), хотя архетип ближе всего находится к символу, и в культурологии К. Г. Юнга, по сути, является архаическим символом коллективного бессознательного. Однако, например, с учетом трактовки И. Канта он имеет важнейшую отличительную черту в сравнении с архетипом - «символ не выходит за рамки мышления субъекта»66. В то время как архетип входит в круг явлений, которые можно было бы обозначить

Рекомендуемые диссертации данного раздела