Жанровые и стилевые взаимодействия в сочинениях Гии Канчели

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 17.00.02
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2015
  • Место защиты: Ростов-на-Дону
  • Количество страниц: 283 с. : ил.
  • бесплатно скачать автореферат
  • Стоимость: 230 руб.
Титульный лист Жанровые и стилевые взаимодействия в сочинениях Гии Канчели
Оглавление Жанровые и стилевые взаимодействия в сочинениях Гии Канчели
Содержание Жанровые и стилевые взаимодействия в сочинениях Гии Канчели
СОДЕРЖАНИЕ
Введение
Глава первая. Жанровые и стилевые взаимодействия в сочинениях отечественных и зарубежных композиторов последней трети XX - начала XXI веков и творческие искания Г. Канчели
1.1. Проблемы жанрового и стилевого синтеза в современном музыкознании
1.2. Эстетические поиски Г. Канчели и их отражение в интерпритации жанрпа симфонии
Глава вторая. «Сакральное» и «профанное» в инструментальных сочинениях Г. Канчели 80 - 90-х гг. XX века
2.1. Литургия «Оплаканный ветром» как жанровый феномен
2.2. «Сакральное» и «профанное» в мемориальных циклах Г. Канчели
2.3. Вера как путь духовного прозрения. «Суточный» метацикл молитв
Глава третья. Жанровые и стилевые интертексты «Музыки для живых»
3.1. Особенности режиссерского театра Р. Стуруа
3.2. Принципы организации вербально-сценического ряда «Музыки для живых»
3.3. Процессы жанрово-стилевого синтеза в опере Г. Канчели
Глава четвертая. Драматургический и жанровый феномен «Стикса»
Г. Канчели
4.1. История создания «Стикса»
4.2. Общая характеристика драматургии сочинения. Мифологические аспекты
сюжета
4.3. Истоки тематизма «Стикса», его основные элементы и закономерности
композиции
4.4. «Стикс» как полижанровое сочинение
Заключение
Библиография
Приложение
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность исследования. Проблема синтеза искусств является одной из ведущих в современной науке. Данная проблематика отражает живую художественную практику последних десятилетий, занимает огромное место в композиторском творчестве, широко и многогранно разрабатывается отечественным музыкознанием. Интернет-конференция по аспектам художественного синтеза, проведенная Ростовской государственной консерваторией в 2009 году, показала, что эти вопросы находятся в зоне острейшего научного интереса. В исследованиях музыковедов изучаются разные уровни жанровых и стилевых взаимодействий, дискутируются понятия жанра и стиля, развернута полемика вокруг проблемы индивидуального стиля в контексте приёмов и техник композиции периода постмодерна.
В произведениях Гии Канчели - великого грузинского композитора второй половины XX начала XXI веков, как в точке «солнечного сплетения», эти проблемы находят оригинальное воплощение. Не вызывает сомнения концептуальность и философичность его наследия, наполненного особой проникновенной интонацией, трогательной и возвышенной лирикой. Композитор поднимает в своих сочинениях кардинальные проблемы современной цивилизации, раскрывает сложный мир современного Художника-Творца, осмысливает вечные ценности Бытия, проблемы цели и смысла человеческого существования, бережно и любовно воссоздаёт духовный мир грузинской нации, перипетии её исторического пути.
Г. Канчели - удивительно тонкий музыкант, его наследие глубоко современно и, в то же время, национально самобытно, хотя автор с большой осторожностью использует экспериментальные техники композиции, характерные для постмодерна, редко цитирует подлинные фольклорные образцы.
Он создал свой абсолютно неповторимый творческий почерк, предельно афористичный и ёмкий, его творчество по праву завоевало поистине мировое признание. Ряд ярких и оригинальных композиций автор создал в последние два десятилетия, когда после распада Советского Союза стал невольным эмигрантом в связи со сложной политической ситуацией на его родине. Маэстро постоянно расширяет свою творческую палитру, экспериментирует в области драматургии, жанрового и стилевого синтеза. Сочинения «зарубежного» периода (начиная с 1990-го года до

настоящего времени) отличает своеобразие соединения яркого новаторства и тонкие связи с национальными и отечественными традициями. Их премьеры становятся значительными событиями в панораме мирового музыкально искусства наших дней. Многие из них ещё только входят в художественную практику, ставят перед исследователем вопросы содержательного и стилевого плана, на которые надо искать ответы, что и предпринято в данной работе. Возможность приобщиться к этой музыке ростовчане получили в связи с регулярно проводимыми в Ростове-на-Дону фестивалями «Ростовские премьеры». На фестивале 2002 года прозвучало произведение «Стикс» для солистов хора, симфонического оркестра и солирующего альта, партию которого исполнил народный артист России Ю.Башмет. Оно поразило слушателей мощью таланта композитора, масштабами концепции, оригинальными жанровыми новациями, свежестью исполнительских ресурсов. Изучение этого сочинения послужило отправной точкой для данной диссертации. Тогда же прозвучали «Ночные молитвы» для струнного квартета и магнитофонной записи, вызвавшие наш исследовательский интерес.
Оба произведения относятся к той группе сочинений, где автор намеренно не обозначил жанровую направленность. Таковыми же являются «Светлая печаль» для двух солистов-мальчиков, хора мальчиков и большого симфонического оркестра, Литургия «Оплаканный ветром» (памяти Г.Орджоникидзе) для большого симфонического оркестра и солирующего альта, «Утренние молитвы» для камерного оркестра и магнитофонной записи, «Дневные молитвы» для 19-ти исполнителей, солиста-мальчика и солирующего кларнета, «Вечерние молитвы» для камерного оркестра и 8-ми альтов, «Ночные молитвы» для струнного квартета и магнитофонной записи, «Abil ne viderem» («Уйти, чтобы не видеть») для струнных, альтовой флейты, фортепиано и бас-гитары, Lament для сопрано, скрипки и большого оркестра на строфы X. Зааля и псалмов, Exil для сопрано и камерного ансамбля на тексты Ветхого Завета, X. Зааля, П. Целана, «Страна цвета печали для большого оркестра, «Сумерки» для 2-х скрипок, струнных и синтезатора. Отметим, что все они возникли в 80—90-е годы XX- начале XXI веков, имеют общие черты. Уже тембровый состав этих сочинений, их поэтичные названия говорят об экспериментальном характере трактовки их жанра и стиля. Необычна их драматургия. В отличие от ранее созданных сочине-

шина продолжается, тем больше она меня трогает» [96, 87]. Именно слушательская тишина является для него основным критерием оценки его произведений: «Я уже научился различать тишину зала - полного зала. Она бывает разная. Бывает формальная, вежливая, интеллигентная. А бывает такая, когда чувствуешь участие каждого в том, что происходит, и протягиваются какие-то нити между душой музыки и душами людей, её слушающих. Может быть, я ошибаюсь, но мне доводилось не раз услышать такую тишину» [96, 87].
Канчели признается, что процесс создания нового опуса - преодоление трудностей, которые он сам создает: «Когда я начинаю работу над новым сочинением, мною движет единственная цель: преодолеть мною же воздвигнутые барьеры и, тем самым, почувствовать хотя бы временное облегчение» [96, 32]. Если учесть, что драматургические, жанровые и композиционные замыслы всякий раз новаторские, то каждое сочинение рождается в творческих муках: «Могу сказать, как я работаю. Это страшно мучительный, нескончаемый процесс, который изматывает душу и жизнь» [96, 32]. В процессе работы у композитора не бывает пауз: «Даже когда я заканчиваю какое-то сочинение, и наступает время, когда я бы хотел немножечко передохнуть, в это время все равно продолжается очень напряженная внутренняя работа, и я все время думаю о том, что я должен написать, почему я должен написать, зачем и как» [там же]. Этот изнурительный период продолжает еще более сложная работа, «потому что придумать какую-то канву, драматургию, форму как-то можно. Но потом, когда ты практически начинаешь воплощать это, начинаются другие трудности, и тебя все время что-то не устраивает, всё время думаешь, что можно сделать лучше, и это длится бесконечно» [96, 32]. Единственно, что доставляет удовлетворение, - написание партитуры: «И вот тогда я уже могу сидеть по 14, по 16 часов в сутки, не вставая. Но до того, как сажусь писать партитуру, я не могу сидеть. Мне приходится все время вставать, куда-то выходить, отвлекаться, потом опять возвращаться» [96,33].
Композитор работает словно архитектор. Сочиняя свои произведения, он сначала намечает темы, драматургический план целого, а затем последовательно выстраивает некое музыкальное действо, которое, по мере возможности, должно передавать ощущение красоты, вечности, струящегося в вышине света: так входят в творчество возвышенные образы, воссоздающие сакральные идеи.

Рекомендуемые диссертации данного раздела