Принципы изображения персонажей в "Истории" Фукидида

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 10.02.14
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2003
  • Место защиты: Москва
  • Количество страниц: 149 с.
  • Стоимость: 250 руб.
Титульный лист Принципы изображения персонажей в "Истории" Фукидида
Оглавление Принципы изображения персонажей в "Истории" Фукидида
Содержание Принципы изображения персонажей в "Истории" Фукидида
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение
Глава 1. Прямая характеристика персонажей
Глава 2. Речи как способ характеристики персонажей
Глава 3. Характеристика персонажей через их действия
Заключение
Приложение
Литература

ВВЕДЕНИЕ
Данная работа посвящена анализу одной из сторон литературной техники древнегреческого историка Фукидида (ок. 460 - ок. 400 гг. до н э.), а именно - раскрытию системы художественных средств, при помощи которых в «Истории Пелопоннесской войны» изображены исторические личности - персонажи его повествования.
Литература, посвященная “Истории Пелопоннесской войны” Фукидида, весьма обширна, но неоднородна, и при всесторонней изученности как корпуса «Истории» в целом, так и отдельных пассажей, имеются некоторые аспекты, представляющие интерес для дальнейшей разработки.
Произведение Фукидида служит предметом главным образом исторических исследований, цель которых состоит в том, чтобы проверить точность приводимых Фукидидом сведений, сопоставляя их с другими источниками, прежде всего документальными, но также и литературными, по истории Греции V в. до н.э., и на основе этого сравнения выявить особенности исторической методологии Фукидида и связь последней с философскими представлениями его времени. Обобщением большинства этих работ являются два исторических комментария к сочинению Фукидида, составленные А.У. Гоммом, А. Эндрюсом и К.Дж. Доувером (1945-1981) и С. Хорнблоуэром (1991-1997)1.
Гораздо реже Фукидид рассматривается как писатель и оказывается объектом литературоведческих интерпретаций. Упоминаемым у Фукидида лицам посвящена огромная литература, но это главным образом сравнительный анализ его «Истории» и других источников, при котором внимание ис-
1 Gomme A.W., Andrews A., Dover K.J. A Historical Commentary on Thucydides. Vol. I-V. Oxford, 1945-1981; Hornblower S. A Commentary on Thucydides. Vol. I-II. Oxford, 1991-1997 (издание продолжается).

следователей направлено в основном на историческое содержание, а не на художественную форму произведения2.
Как известно, античные историки не ограничивались лишь описанием фактов и изложением событий по годам. В повествовательном плане античная историография отличалась принципиальной установкой на литературную отделанность любого исторического произведения. Поэтому внимание лишь к научной стороне сужает и искажает понимание литературного богатства античной историографии.
Если документальные тексты априори исключают возможность вымысла, то произведения с установкой на их восприятие в качестве художественных ее допускают, даже когда авторы ограничиваются воссозданием действительных событий. Написание истории, в частности, состоит не только из отбора и сортировки источников, но и риторического их представления. Историк оказывается также и «поэтом», поскольку заполняет пробелы в фактах при помощи своей фантазии3. Феномен художественности может возникать, таким образом, и при восприятии текста, созданного с установкой на документальность4. Историк реконструирует прошлое, используя воображение, чтобы заполнить пробелы, образующиеся из-за отсутствия источников, но фантазия его ограничена историческим материалом. Античные историки, и в частности Фукидид, представляют читателю реальность художественную, созданную путем отбора нужных им фактов из массы всех собранных сведений, и именно эту реальность они судят и оценивают5.
Как один из видов художественной прозы, античные исторические сочинения должны удовлетворять определенным жанровым требованиям. Хо-
2 Кроме указанных выше комментариев, см также библиографические обзоры на русском языке: Зельин К.К. Из иностранной литературе о Фукидиде. // ВДИ. 1950, №4. С. 114-122; Паршиков А.Е. О некоторых тенденциях в фукидидовской литературе (Фукидид и Афинская держава). // ВДИ. 1971, №2. С. 148-157.
3 Ср. замечание Квинтилиана: nam Graecis historiis plerumque poeticae similis licentia est (Inst. Orat. 2.4.18). О соотношении истории и поэзии см.: Norden E. Die antike Kunstprosa. Bd. I. Leipzig; Berlin, 1915. S. 91.
4 Хализев В.E. Теория литературы. M., 1999. C. 94.

вопоставление «слова-дела» может использоваться для определения различий в характере или умственном складе42.
Так, Фукидид отмечает красноречие Перикла: Хёуын те ка! праастеьп бигатытато? - «в высшей степени способный и говорить, и делать» (1.139.4). Подтверждением авторской характеристики могут служить три известные речи Перикла, помещенные в произведении (1.140-144, 2.35-46, 2.60-64). По мнению Перикла (и, соответственно, Фукидида), ораторские способности необходимы для политика: о те уар упои? ка! ру оафшд бьбсх^ат ей !аш ка! е’ь ру ёнеОицубу - «ведь тот, кто понял, но не смог ясно объяснить, - все равно как если бы и не размышлял» (2.60.6)43.
Мы уже отмечали выше, что Фукидид устанавливает тесную связь между умом человека и его ораторскими способностями. Особенно ярко она подчеркивается в оценках Антифонта и Ферамена. Антифонт: кратктто? ёнОвцубутш уенорепо? ка! а уыслг] е’ытеТг - «прекрасно умеющий обдумать и высказать то, что он постиг» (8.68.1). Фукидид высоко оце-

нивает талант Антифонта-оратора. Его защитительную речь он считает лучшей из всех, произнесенных до его времени (8.68.2). Тем не менее ни одну из его речей в свою «Историю» он не помещает, так что это замечание остается изолированным и никак не связано с предшествующим и последующим повествованием. Но слава Антифонта как искусного оратора внушала народу подозрение (глтоитсо? тф ттХубщ 8ьа 8о£ап бешотцто? Зьакеьреио?, 8.68.1). Неприязнь к искусным ораторам можно заметить и в речи Клеона (3.38.2-7).
Теперь обратимся к характеристике Ферамена: опте е!ттё!и оите угыгт абигато? - «весьма способный и сказать, и принять решение» (8.68.4). Фукидид передает лишь содержание речей Ферамена в косвенной форме, так что. о его красноречии мы можем судить по другим источникам. В «Греческой истории» Ксенофонта помещена защитительная речь Ферамена, произнесенная в 404 г. (2.3.35-49). Таким образом, как и в случае с Антифонтом, качества,
42 Parry A.M. Logos and Ergon in Thucydides. New York, 1981. P. 80.
43 Софисты рассматривают речи как метод воспитания ума. См. Йегер В. Ук. соч. С. 342-343.

Рекомендуемые диссертации данного раздела

Позднев, Михаил Михайлович
1998