Анафоро-эпифорические производные во французской поэзии XIX - XX вв.

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 10.02.05
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2002
  • Место защиты: Москва
  • Количество страниц: 200 с. : ил
  • Стоимость: 300 руб.
Титульный лист Анафоро-эпифорические производные во французской поэзии XIX - XX вв.
Оглавление Анафоро-эпифорические производные во французской поэзии XIX - XX вв.
Содержание Анафоро-эпифорические производные во французской поэзии XIX - XX вв.
Содержание
ВВЕДЕНИЕ. Производные анафоры и эпифоры среди других
видов повтора
ГЛАВА I. Разноуровневая характеристика каркасных фигур . .
§ 1. Анэпифора, эпанафора, симплока и цепной повтор
в семантическом аспекте
§ 2. Анафоро-эпифорические производные в морфосинтаксическом аспекте
§ 3. Уровень текста: каркасные фигуры в версифи-
кационном аспекте
§ 4. Типичные комбинации каркасных фигур
ГЛАВА II. Каркасные фигуры в функциональностилистическом аспекте
§ 1. Функционально-стилистическая роль каркасных
фигур в прозе
§ 2. Стилистический потенциал анафоро-эпифорических
производных в рекламном тексте
§ 3. Стилистические функции каркасных фигур в поэзии .
ГЛАВА III. Каркасные фигуры и индивидуальный стиль
§ 1. Стилистическая роль анэпифоры в индивидуальном
стиле Ш. Бодлера
§ 2. Эпанафорический повтор в стихах Г. Аполлинера.
§ 3. Симплока и цепной повтор в различных идиостилях
Заключение
Список источников
Библиографический список
Приложение:
Таблица 1. Фонетическая, морфологическая, семантическая и синтаксическая обусловленность
разных видов повтора
Таблица 2. Виды итератов во всех разновидностях
повтора
Таблица 3. Квантитативная характеристика всех
морфологических видов повтора
Введение
1.Общий взгляд на проблему повтора На нынешнем этапе развития филологии наблюдается неуклонный интерес к риторике как в её классических проявлениях, так и к обновлённой дисциплине — неориторике. Многочисленные исследования последних десятилетий [Аверинцев 1981, 1991; Аннушкин 1989; Безменова 1991; Береговская 1984, 2000; Волков 1996; Вомперский 1970, 1988; Гаспаров 1991; Лотман 1981; Пастернак 2000; Сковородников 1981; Скребнев 1987, 1997; Хазагеров 1987, 1999] продиктованы стремлением возродить существовавшие риторические традиции и осмыслить факты, накопленные и зарегистрированные античными риториками, но до настоящего времени не получившие должного объяснения в свете современной лингвистики.
Наше исследование вписывается в теорию синтаксических фигур, которая, являясь предметом экспрессивного синтаксиса, представляет собой, наряду с учением о тропах, одну из наиболее существенных частей риторического наследия. Мы сосредоточимся на том разделе теории фигур, который занимается многочисленными видами повтора.
Каждая эпоха знаменовала особый подход к проблеме повтора и трактовке его разновидностей. Интерес к повторам в античности связан с расцветом искусства в Древней Греции, где повтор наряду с другими фигурами считался необходимым украшением речи, придавая ей ясность, стройность, логическую завершённость. [Античная поэтика 1991, Античные теории языка и стиля 1996, Квинтилиан 1834].
В традиционных классификациях риторических фигур в ритори-ках XVII-XIX в. в. повтор относился к фигурам добавления [Blaire 1797, Crevier 1770]. Природа повтора объяснялась психическим состоянием

собствует актуализации значения окружающих лексем, подчёркивает различное и сходное.
Война — жесточе нету слова.
Война — печальней нету слова.
Война — святее нету слова В тоске и славе этих лет.
И на устах у нас иного Ещё не может быть и нет.
(А. Твардовский)
Внешняя симплока в этом контексте конвергируется с векторной градацией [Береговская 2000, с. 135] “жесточе —* печальней —» святее”, делая более явным семантическое сходство разнородных характеристик. В итеративных элементах симплоки актуализированные эмоциональный и экспрессивный компоненты коннотации создают максимальный по воздействующей силе художественный эффект.
Внутренняя симплока часто срастается с параллелизмом, и речевые единицы, поставленные в параллельный ряд, приобретают сходные семантические характеристики.
Bien sûr, se disait-il, j’avance,
Mais saurai-je jamais vers quoi.
N’est-ce déjà de l’impuissance Que de se demander pourquoi?
Quant à se demander pour qui,
Il faut être étrangement fou Pour croire qu’il existe un bout Par où l’on peut saisir la vie.
(M. Carême)
Внутренняя симплока, выстроенная Каремом-философом в риторический вопрос, — мощный интенсификатор экспрессии окружающих лексем: вопросительное наречие “pourquoi” и сочетание предлога с во-

Рекомендуемые диссертации данного раздела