Состав и функционирование фразеологизмов в текстах русских повестей второй половины XVII века

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 10.02.01
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2004
  • Место защиты: Иваново
  • Количество страниц: 286 с.
  • Стоимость: 250 руб.
Титульный лист Состав и функционирование фразеологизмов в текстах русских повестей второй половины XVII века
Оглавление Состав и функционирование фразеологизмов в текстах русских повестей второй половины XVII века
Содержание Состав и функционирование фразеологизмов в текстах русских повестей второй половины XVII века
Глава /. ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ И РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА XVII ВЕКА
§ 1. Специфика художественной литературы допетровского
периода
§ 2. Отражение основных процессов русского литературного языка в
повестях второй половины XVII века
Выводы
Глава II. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ФРАЗЕОЛОГИИ РУССКИХ ПОВЕСТЕЙ XVII
ВЕКА
§ 1. Идиоматичность ФЕ древнерусского языка и некоторые исторические лингвистические процессы, способствующие фразеологизации
переменной структуры и становлению ФЕ
§ 2. Структурное и лексико-грамматическое своеобразие ФЕ русских
повестей
§ 3. Виды системных парадигматических отношений: факторы их возникновения, функциональная значимость и особенности
употребления в текстах
Выводы
Глава III. СПЕЦИФИКА ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ФЕ В
ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
(РЕПРЕЗЕНТАТИВНАЯ, ЖАНРООБРАЗУЮЩАЯ, ЭСТЕТИЧЕСКАЯ И СТИЛИСТИЧЕСКАЯ ФУНКЦИИ ФЕ)
§ 1. ФЕ как отражение картины мира, представленной в древнерусских
повестях
§ 2. Роль ФЕ в текстах древнерусских повестей
Выводы
Заключение
Список использованной литературы
Список условных сокращений
Приложение
Приложение
Данная работа посвящена изучению фразеологизмов XVII века, значимого для истории становления русского литературного языка и представляющего существенный интерес для исследователей исторической фразеологии.
Историческая фразеология как наука определилась в результате того, что в сферу исследования был вовлечен ряд языковых материалов разнообразных древнерусских памятников (летописей, повестей, житий, деловых документов и пр.). Пик исследовательского интереса в области исторической фразеологии пришелся на период от 50-х до 80-х гг. XX века. Уже с начала 50-х г. появляются исследования, посвященные вопросам лексики и фразеологии древнерусского языка. Ряд ценных замечаний находим в работах В.В. Виноградова, Б.А. Ларина,
А.М. Бабкина, М.М. Копыленко, В.Л. Архангельского, Ю. С. Сорокина, Л.И. Ройзензона, Н.А. Мещерского, Р.Н. Попова, А.И. Горшкова. Весомый вклад в область непосредственного изучения фразеологического состава древнерусской литературы сделан Л. Я. Костючук, Г.А. Селивановым, С.С. Волковым, Л.Я. Коломиец, О.В. Твороговым, А.К Каиржановым, Т.Г. Трофимович, В.К. Янценым, А.Г. Ломовым, Г.П. Вишневской, О.П. Лопутько, Е.И. Зиновьевой и ДР.
В связи с тем, что 50-80-е гг. - период становления фразеологической науки в целом, историческая фразеология занималась, по преимуществу, общими вопросами. Так, в работах прошлых лет основное внимание уделялось описанию состава устойчивых выражений, формы и значения ФЕ; определению и терминологическому обозначению объекта исследования; разработке методики выявления и анализа фразеологических единиц; выявлению фразеологических единиц из текстов; классификации фразеологических единиц древнерусских текстов с разных сторон, причем иногда и с позиции современного русского языка.
например: учинити зло, учинити уронъ, творити брак, хранити веру, хранити честь, держати гневъ и пр. Такие словосочетания включаются в состав фразеологии на основании «единства и постоянства заключенного в них значения, в результате чего они, повторяясь в текстах, используются как готовые единицы с целью обозначения определенных предметов, явлений, действий, и которые имеют постоянный лексический состав (с учетом и вариантов), организованный по соответствующей модели» (Костючук, 1964, с-7).
Конечно, в текстах второй половины XVII века встречаются и устойчивые выражения, характеризующиеся не только многократностью повторения (частотностью употребления) и закрепленностью лексического состава, но и имеющие все признаки небольшого метафорического преобразования: лихой человек, лихие люди - «преступник, преступники» (СРЯ, вып.8, с.249); черные люди - «простой народъ» (СС, т.З, с.1563), «низшее сословие» (СД, т.4, с.594); добрый молодец - «хвать, удалецъ» (СД, т.2, с.332), божий человекъ - 1) «праведник» (СРЯ, вып.1, с.273); 2) «священнослужитель» (СФ, с.581); смертный часъ - «момент наступления смерти» (СРЯ, вып. 25, с. 171) и пр. ФЕ этого типа прошли лишь первичный уровень метафоризации, утратив первоначальное исходное значение и обогатившись переносным смыслом одного из компонентов.
Наряду с ФЕ, находящимися на ранней стадии фразеологизации, в текстах второй половины XVII века находят место и собственно фразеологизмы, представляющие «завершающую» фазу идиоматичности: слово в слово - «точь-в-точь, в точности» (СРЯ, вып.25, с.98), терновый венецъ - «мученичество, страдания» (СРФ, с.73), предати (отдать) богу душу - «умереть» (СС, т.2, с. 1629), положити (сложить) главу (душу) - «умереть, пожертвовать жизнью» (СС, т.2, с. 1133), в мгновение ока (оку) - «очень быстро, вмиг» (СРЯ, вып.9, с.52), пролити (пролияти, проливати, излити) кровь (за кого-л.,что-л.) - 1) «погибнуть (гибнуть), пострадать (страдать) за кого-л., что-л.; 2) «убить (убивать) кого-л.» (СРЯ, вып.8, с.68); ни во что (же) мнити (кого-л., что-л.)

Рекомендуемые диссертации данного раздела