Изменения в системе именований жителей г. Устюжны Железопольской в XVI - XVII вв. : по материалам сотных 1567, 1597 и 1626 гг.

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 10.02.01
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2007
  • Место защиты: Вологда
  • Количество страниц: 201 с.
  • бесплатно скачать автореферат
  • Стоимость: 230 руб.
Титульный лист Изменения в системе именований жителей г. Устюжны Железопольской в XVI - XVII вв. : по материалам сотных 1567, 1597 и 1626 гг.
Оглавление Изменения в системе именований жителей г. Устюжны Железопольской в XVI - XVII вв. : по материалам сотных 1567, 1597 и 1626 гг.
Содержание Изменения в системе именований жителей г. Устюжны Железопольской в XVI - XVII вв. : по материалам сотных 1567, 1597 и 1626 гг.
ГЛАВА I. Изменения в системе личных имен в сотных города У сложны Железопольской XVI - первой трети XVII вв
1.0. Мужские некалендарные личные имена
1.1. Характеристика мотивирующих основ некалендарных личных имен
1.1.1. Внутрисемейные личные имена
1.1.2. Прозвищные личные имена
1.2. Некалендарные личные имена с точки зрения происхождения
1.3. Слово- и формообразование номинативных вариантов некалендарных личных имен
2.0. Мужские календарные личные имена
2.1. Характеристика состава календарных личных имен
2.2. Характеристика канонических и неканонических форм календарных личных имен
2.3. Характеристика словообразовательной структуры календарных личных имен
3.0. Женские личные имена
4.0. Выводы к первой главе
ГЛАВА II. Изменения в составе и структуре именований в сотных города Устюжны Железопольской XVI - первой трети XVII вв
1.0. Характеристика структурных моделей именований
1.1. Модели именования мужчин в памятниках устюженской официальноделовой письменности
1.2. Модели именования женщин в памятниках устюженской официальноделовой письменности
2.0. Лексико-семантическая характеристика основ патронимов и прозвищ
3.0. Выводы ко второй главе
Заключение
Список использованной литературы
Источники и их условные обозначения
Словари, справочники и их условные обозначения
Сокращения
ПРИЛОЖЕНИЕ
В последние десятилетия наблюдается повышенный интерес к проблемам антропонимии, что связано со сменой системно-структурной парадигмы языкознания, ориентированной на изучение «языка в самом себе и для себя», на антропоцентрическую, предполагающую изучать язык в тесной связи с человеком, с его сознанием, духовно-практической деятельностью [Голомидова 1998:3; Воркачев 2001:64]. Антропонимия представляет собой неисчерпаемый источник для изучения языка и культуры создавшего ее народа. Современным исследователям свойственно представлять процесс создания имени собственного как особую разновидность кодирования историко-культурной информации. При таком подходе антропонимия может рассматриваться как своеобразный культурный текст [Исаева 1988:167]. Для исторической ономастики особую значимость имеет положение о том, что имена собственные, имеющие конкретную пространственно-временную отнесенность, во-первых, содержат ценнейшие сведения о развитии языка как официально-делового, книжного, так и живого, разговорного, а во-вторых, являются источником этнокультурной и социокультурной информации.
Актуальным направлением современных исследований является историческая антропонимика, обратившаяся к изучению региональных антропонимических систем. Изучением антропонимии новгородских памятников деловой письменности занимались А.Н. Мирославская [1955], P.JI. Сельвина [1976], муромских - В.И. Тагунова [1967], томских - В.В. Палагина [1968, 1974], пензенских - Т.А. Заказникова [1977], пермских -Е.Н. Полякова [1979, 1991, 1995, 2001], нижегородских - Н.В. Данилина [1986], тверских - И.М. Ганжина [1992,1995, 2004], уральских - H.H. Парфенова [1991, 2001], смоленских - И.А. Королева [1995, 1996, 2000], Н.В. Медведева [1998], орловских - В.Е Татаркин [2005] и др.
Севернорусская антропонимия представляет собой огромный массив в общерусской антропонической системе. В настоящее время существует
языка. Языковые факты говорят о становлении нового типа самовосприятия, который уже не допускал в личном имени человека отрицательного эмоционально-оценочного компонента.
Состав некалендарных имен позволяет обратиться к вопросу о соотношении диалектного и общерусского в антропонимии сотных Устюжны Железопольской.
1.2. Некалендарные личные имена с точки зрения происхождения.
Рассмотренный некалендарный именник можно представить ввиде двух основных групп: 1) имена с общерусскими основами - Жданко, Истомка, Баженко, Злобка и др.; 2) имена с диалектными основами - Зык, Хохрячко, Ярыга и др.
К числу некалендарных имен также следует отнести немногочисленные заимствованные имена тюркского происхождения: Солтанко, л.и. Султан, в основе тюркский титул sultan (< sultan) ‘монарх, государь’ [Баскаков 1979:246]; Мансурко, Мансур татарское имя собственное, в основе которого лежит арабское слово mansïir ‘победитель, победоносный’ [Баскаков 1979:60], Товарищ, др.-рус. товарищи Обычно объясняется из тюрк, tavar + is ‘имущество, скот, товар’ [Фасмер:1У,68], Чаадай, имя собственное монгольского происхождения, но широко известное у тюркских народов, в основе которого монголо-тюркское слово dzâyataj-cayataj ‘храбрый, чистый, искренний’ [Баскаков 1979:256], Рахма}1ко< Рахман, л.и. тюрке, происхождения, возникшее на основе арабского апеллятива rahman «милосердный» [Баскаков 1979:169].
Ср.: Рахманко Василев кузнец (СУЖ1567, 156), Чернухи Офремова да брата его Солтанка в дву местех 3 чети в поле (СУЖ1567,165), Мансурка Омелянова полторы чети в поле (СУЖ1567,164), Д. Чаадая Спешнева (СУЖ1626,л.28об.)6, Товарищ Микитин хлебникмолотчей (СУЖ1597,138).
6 Чаадай Спешнев - дворянин, имел собственность в разных городах, поэтому невозможно утверждать его устюженское происхождение. Известно, что в 1610 году за Московское осадное сидение ему была пожалована вотчина и грамота на неё [Баскаков 1979:256], в словаре Н.М. Туликова Чаадай Спешнев, невельский воевода. 1633. А.М.Г. 1, 449 [СДЛСИ 2004:420].

Рекомендуемые диссертации данного раздела