"Новая Аркадия" Ф. Сидни в контексте культуры рубежа XVI - ХVII вв.

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 10.01.05
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2000
  • Место защиты: Москва
  • Количество страниц: 331 с.
  • Стоимость: 250 руб.
Титульный лист "Новая Аркадия" Ф. Сидни в контексте культуры рубежа XVI - ХVII вв.
Оглавление "Новая Аркадия" Ф. Сидни в контексте культуры рубежа XVI - ХVII вв.
Содержание "Новая Аркадия" Ф. Сидни в контексте культуры рубежа XVI - ХVII вв.
Введение
Глава 1. Пасторальный роман и проблема реальности: "Аркадия" в
контексте пасторальной традиции
1.1. "Новая Аркадия": пастораль
или антипастораль?
1.2. "Новая Аркадия" в контексте традиции пасторального аллегоризма и
позднеренессансного символизма
Вывод
Глава 2. История, современность и вымысел: проблема анахронизма и правдоподобия в "Новой Аракдии"
2.1. Проблема исторического знания и
анахронизма в "Новой Аркадии"
2.2.Литературная теория и практика XVI века:
правдивое или правдоподобное?
Вывод
Глава 3. Импресы и 11 говорящие картины": слово или изображение? Елизаветинские представления о связи словесного и Зрительного образов
3.1. Ренессансная импреса в "Новой Аркадии"
в контексте проблемы реальности
3.2. Роль визуальных образов в "Новой Аркадии" в контексте представлений о связи слова и
изображения
3.3. Представление о родстве поэзии и живописи в елизаветинской культуре. "Слово, выведенное
в зрительность" в контексте традиционалистской
и позднеренессансной культуры
Вывод
Заключение
Библиография
Список сокращений
"Итак, перед тобой это создание праздного ума, которое,
боюсь, подобно паутине, более пригодно для того, чтобы его смахнули со стены, чем для каких-либо иных целей. Со своей стороны, по правде говоря, я вполне мог бы (подобно тому, как это делали с нежеланными детьми жестокосердные отцы в Древней Греции) бросить в пустыни забвения этого ребенка, отцом которого я признаю себя с большой неохотой”,- писал Сидни в письме к сестре, опубликованном в первом издании "Новой Аркадии" в 1590 году1. Время парадоксальным образом и подтвердило, и опровергло суровый приговор, вынесенный автором своей книге. В XVII в. "Аркадия" пользовалась огромной популярностью, многократно переиздавалась, была переведена на все крупнейшие европейские языки, вдохновила два продолжения и бесчисленные подражания2, стала объектом критических исследований. Шекспир и Спенсер использовали сюжет "Аркадии" в "Короле Лире" и "Королеве фей", Гревиль и Гарви пытались решить вопрос о жанре и целях романа3, читатели романа увидели в нем историю о неразделенной любви и верной дружбе. Согласно легенде, Карл I читал молитву Памелы на эшафоте4. Однако уже к концу XVII в. популярность "Аркадии" пошла на убыль, а ко второй четверти XVIII в. роман перестал переиздаваться5 и был почти забыт. Хотя несомненно прослеживаются следы влияния романа на творчество Филдинга и Ричардсона (недаром одну из главных героинь последнего зовут Памелой), Скотта и Лэмба, в XVIII-XIX вв. "Аркадия" часто становилась объектом критики. Так, Уолпол в 1768 году назвал
1 NA, 57. Перевод мой.
2 Evans М. Introduction// Sidney P. The Countesse of Pembroke's Arcadia/ Ed. with. introd. and notes by M.Evans.- Hammondsworth (Midd'x), 1977, p.9.
3 Stump D.V. Introduction// Stump D.V., Dees J.S., Hunter C.S. Sir Philip Sidney: An Annotated Bibliography of Texts and Criticism (1554-1984).- N.Y.; Oxford: G. K. Hall, Maxwell Macmillan
International, 1994, p. 5.
4 Evans M. Idem, p. 9.
5 В течение второй половины XVIII века издавались только наиболее "сентиментальные" отрывки из романа.
"Аркадию" "скучнейшим, удручающим, педантичным пасторальным
романом, одолеть который не хватит терпения даже впервые влюбившейся юной деве"6, а Хэзлитт в 1820 писал о романе как об "одном из величайших памятников интеллектуальной глупости", который пылится на полках библиотек, свидетельствуя о том, что его автор был "одним из самых талантливых людей и худших писателей елизаветинской эпохи"7. Возрождение интереса к
рыцарству в XIX в., деятельность антикваров- любителей, открытие Б. Добеллом в 1907 году ранней редакции романа (так называемой "Старой Аркадии") стали причиной возникновения нового интереса исследователей к "Аркадии". Однако и в XX в. Вирджиния Вульф, отметившая в числе положительных черт романа красоту места действия, величественность сюжета, сочетание романтики и
реализма, поэзии и психологии и назвавшая "Аркадию" "сверкающим глобусом" ("luminous globe"), в котором можно найти зачатки почти всех тенденций дальнейшего развития английской прозы8, называла "Аркадию" (дважды в одной статье) одной из тех
полузабытых книг, место которой на самых дальних полках библиотек9, а Т. С. Элиот заклеймил роман как "памятник
невыносимой скуке"10. В наше время многие могли бы повторить слова Вульф и Элиота: с точки зрения современного читателя, в
романе слишком много риторики и монологов, ничем не мотивированных отступлений от главного сюжета, бесплодного морализаторства и философских рассуждений; он слишком "скучен" и "непонятен" для нашей культуры. Хотя "Аркадия" входит в английскую школьную программу, вряд ли кто-то из наших
6 См. Walpole Н. A Catalogue of the Royal and Noble Authors of England, With Lists of Their Works.- England: Strawsberry Hill, 1758.- V. 1, p. 163-168.
7 Cm. Hazlitt W. Lectures Chiefly on the Dramatic Literature of the Age of Elizabeth.- L.: Stodart & Steuart, 1820, p. 265-278.
8 Woolf V. The Countess of Pembroke's Arcadia// Woolf V. The Common Reader. Second Series.- L.: Leonard and Virgiinia Woolf, Hogarth Press, 1935, p. 43, 49.
9 Idem, p. 40, 50.
10 Eliot T.S. Apology for the Countess of Pembroke// The Use of Poetry and the Use of Criticism: Studies in the Relation of Criticism to Poetry in England.- L.: Faber & Faber, 1987, p. 51.
составляющих пасторального "репертуара" (термин А. Фаулера112) и важнейшим жанровым компонентом пасторального романа113. Нам представляется, что можно говорить о едином пасторальном хронотопе с устойчивым набором пространственно-временных характеристик, встречающихся в большинстве пасторальных
произведений независимо от их жанра и независимо от положительной или отрицательной их оценки и являющихся частью так называемого "пасторального кодекса"114. В то же время в каждом конкретном произведении элементы "пасторального хронотопа" в зависимости от его жанровых особенностей, а также от задач, которые ставит перед собой конкретный автор, зачастую
представлены в видоизмененном виде (или не представлены совсем)115. Основное внимание мы уделим различным пасторальным клише. Как уже отмечалось, еще в античности пастораль стала связываться с рядом устойчивых пространственно-временных клише и мифологем- "приятное место", "Аркадия", "Золотой век". В христианскую эпоху к ним добавился ряд новых клише
("рай","пасторальный сад"). Еще до эпохи Ренессанса пасторальный хронотоп имел весьма сложную структуру, был включен в систему клише, аллюзий, ассоциаций и оппозиций. Однако наибольшую сложность пасторальный хронотоп приобрел в пасторальном романе XVI в., что было связано в том числе и с появлением новых
топосов ("гуманистическая вилла", "ренессансный сад").
Рассмотрим в первую очередь то, как изображалась само
пасторальное место в досидневской традиции. Первым клише, которое стало устойчиво связываться с пасторальной традицией
112 См. Fowler A. Kinds of literature. An Introduction to the
Theory of Genres and Modes.- Cambridge (Mass.): Harvard U.P., 1982.
113 Cp. "Pastoral is primarily tradition about a place".- Davis W.R. Idem, p. 8.
114 Термин М. Корти, употребляющийся также Л. М. Баткиным.-Баткин Л.М. Мотив "разнообразия" в "Аркадии" Саннадзаро и новый культурный смысл античного жанра// Античное наследие в культуре Возрождения.- М.: Наука, 1984, с. 168.
115 "При всей устойчивости классического пасторального кодекса, его формального кода, эта система знаков в разные эпохи выполняет
разные смысловые функции, [...] центр тяжести смещается".- Баткин Л.М. Idem, р. 168.

Рекомендуемые диссертации данного раздела