Поэтика "Драм времени" Дж. Б. Пристли

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 10.01.03
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2003
  • Место защиты: Красноярск
  • Количество страниц: 240 с.
  • Стоимость: 250 руб.
Титульный лист Поэтика "Драм времени" Дж. Б. Пристли
Оглавление Поэтика "Драм времени" Дж. Б. Пристли
Содержание Поэтика "Драм времени" Дж. Б. Пристли

ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА ПЕРВАЯ. ХРОНОТОП «ДРАМ ВРЕМЕНИ»
1.1 .Внешний хронотоп
1.1.1 .Структура реального хронотопа
1.1.2.Театр как условный хронотоп
1.2.Внутренний хронотоп
ГЛАВА ВТОРАЯ. КОНФЛИКТ И КОМПОЗИЦИЯ
«ДРАМ ВРЕМЕНИ»
2.1. Внешний конфликт
2.2. Внутренний конфликт
ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ТИПОЛОГИЯ ПЕРСОНАЖЕЙ ДЖ.Б. ПРИСТЛИ
3.1. Внешние и внутренние герои
3.2. Реальные и условные персонажи
3.3. Библейские архетипы
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ПРИМЕЧАНИЯ
ЛИТЕРАТУРА

ВВЕДЕНИЕ
В многоплановом творчестве Дж.Б. Пристли есть пьесы, которые в отечественном и зарубежном литературоведении принято называть «драмами времени»(«йте plays»).Этот термин был введён в обиход самим автором и касался трёх пьес - «Опасный поворот» («Dangerous Comer») (1932), «Время и семья Конвей»(«Т1те and the Conways») (1937) и «Я уже был здесь раньше»( I have been here before»)(1937). «... эти три драмы, - отмечал Пристли в пояснении к изданию указанных пьес в 1947 году, - объединяет общий интерес к проблеме Времени... Каждая драма имеет дело с категорией времени в необычном аспекте, но в каждом случае этот аспект разный. Каждое произведение отвергает традиционную концепцию времени, и каждое произведение предлагает собственное разрешение этой проблемы.»
Далее автор указывает, что на драматургическое поле этих произведений оказали воздействие нетрадиционные концепции времени Д. Данна и П.Д. Успенского. Обращение к ним свидетельствует о глубоком интересе Пристли к философскому осмыслению проблемы времени. Это обстоятельство позволило автору объединить все три произведения в единый цикл и назвать его «драмы времени». Пояснения, которыми сопровождает автор публикацию трёх пьес, помогают понять смысл, который он вкладывает в термин «драмы времени». Однако комментарий Пристли ни в коей мере не сводит на нет то обстоятельство, что само понятие «драмы времени» оказалось - независимо от устремлений автора - двусмысленным, а то и многоплановым по своей сути. Действительно, если последовать логике самого писателя и сделать в термине логическое ударение на слове «time», то будет акцентирован объект изображения, то есть Время. Если же сместить акцент на слово «plays», тогда речь будет идти о жанровой специфике обозначенных пьес: драмы, которые характеризуют определённый период времени. Думается, что такая

неосознанная двусмысленность не должна оставаться без внимания, поскольку она может помочь более обстоятельно понять сущность конфликта рассматриваемых пьес.
Позднее исследователи творчества Дж.Б.Пристли отметили, что эксперимент со временем повлиял не только на художественную ткань трёх указанных писателем пьес, но и на структуру ряда других его драматических произведений. Это обстоятельство позволило расширить цикл «драм времени», включив в него следующие произведения - «Райский уголок»(«Еёеп End»)(1934), «Большое зеркало»(ТЬе Long Mirror»)(1935), «Корнелиус»(«Согпе1шз»)(1935), «Музыка ночью»(«Мизю at Night»)( 1938), «Джонсон над Иорданом»(1оЬпзоп over Jordan») (1939).
Иногда к «драмам времени» относят и некоторые другие пьесы - такие как «Инспектор пришёл»(«Ап Inspector Calls»)( 1947), «Скандальное происшествие с мистером Кэттлом и миссис Мун»(«Мг Kettle and Mrs Мооп»)(1955), «Стеклянная клетка»(«Т11е Glass Cage»)(1957) Поводом для этого также служит их пространственно-временная структура, которая является нетрадиционной по своей сути.
Такое расширение объекта исследования, именуемого «драмы времени», представляется нам целесообразным в силу следующего ряда обстоятельств: во-первых, интерес Пристли к проблеме времени сопровождает все этапы его жизненного и творческого пути; причастность автора к философским проблемам человеческого бытия не могла не сказаться на всём его творчестве в целом, а не только на отдельных произведениях, где этот интерес выражен наиболее отчётливо; во-вторых, пьесы, которые дополняют классические «драмы времени», характеризуются теми же принципами поэтики, сформировавшимися под воздействием христианского мировосприятия автора. Дело в том, что у пристлиевского термина «time plays» ещё и более глубинный, потаённый смысл. Слово «time» восходит к латинскому «tempus» (время), а «tempus» в свою очередь находится, по мысли исследователя мифологических основ культуры М. Элиаде, в этимологическом родстве со словом «templum»,

собственную театральную теорию, основные принципы которой воплощены в его цикле лекций, опубликованных впоследствии под общим названием «Искусство драматурга»89.
«Основной пафос лекций, - справедливо отмечает H.A. Соловьева, -заключается в том, что автор подходит к искусству драматургии с двух позиций - как автор и как актер, знающий сцену как бы изнутри. Пристли признает пьесы, написанные только для театра, а не для чтения. По его мнению, драматург так же тесно связан с театром и зрителем, как повар с кухней. Целью

его является драматическое переживание» .
В культурно-историческом отношении драматургия Пристли представляет собой последующий этап в развитии «новой драмы». «Новая драма, - замечает Т.К. Шах-Азизова, - борется за равноправие драмы в ряду других искусств и других родов литературы, перестает чувствовать себя изолированно от общего движения культуры - активно использует достижения

других жанров, видов искусства» .
Основные принципы и традиции драмы нового типа развивались и закреплялись в творчестве Г. Ибсена, Г. Гауптмана, Б. Шоу, М. Метерлинка, А.П. Чехова. Дж.Б. Пристли выступает как ученик и продолжатель своих талантливых предшественников, осуществлявших новаторские поиски в области драматургической поэтики. Особенно важное значение для понимания творческих поисков Пристли имеют принципы чеховского театра. Как показано выше, английский драматург считал своего русского предшественника учителем и стремился творчески воплощать принципы театральной системы Чехова. Пристли принадлежат также исследовательские работы, исследующие творчество русского писателя.
«Как драматург Чехов - это Ибсен, поставленный с ног на голову, -считает Пристли. - Его искусство являет собой прямую противоположность канонической драматургии... Обычно нас заверяют, что драма рождается из конфликта между двумя или несколькими главными персонажами... Этого основного конфликта... мы не найдем у Чехова . Избегая канонического

Рекомендуемые диссертации данного раздела