Конспирологический детектив как жанр постмодернистской литературы : Д. Браун, А. Ревазов, Ю. Кристева

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 10.01.03
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2012
  • Место защиты: Москва
  • Количество страниц: 330 с. : ил.
  • бесплатно скачать автореферат
  • Стоимость: 250 руб.
Титульный лист Конспирологический детектив как жанр постмодернистской литературы : Д. Браун, А. Ревазов, Ю. Кристева
Оглавление Конспирологический детектив как жанр постмодернистской литературы : Д. Браун, А. Ревазов, Ю. Кристева
Содержание Конспирологический детектив как жанр постмодернистской литературы : Д. Браун, А. Ревазов, Ю. Кристева
ЧАСТЫ
ГЛАВА 1: АСПЕКТЫ ДЕТЕКТИВНОГО НАРРАТИВА
1.1. Две временные перспективы детектива, или Попыткатиполошзации жанра
1.2. Исследование детективных жанров Дж.Г. Кавелти
1.3. Опыт культурологического анализа детективного жанра: «поиск истины» и игровая
модальность
1.4. От попытки типологизации к многообразию жанровых инвариантов детективной
литературы
1.5. Почему сегодня и почему детектив?
1.6. Шпионский детектив уз конспирологический детектив
ГЛАВА 2: КОНСПИРОЛОГИЯ КАК ПОСТМОДЕРНИСТСКИЙ ДИСКУРС
2.1. Научное знание и делегитимизнрующее знание
2.2. Конспирология и тайна истории
2.3. XVIII век как эпистемологическое ядро конспирологического дискурса
ГЛАВА 3: ПАРАНОИДАЛЫП>Ш РЕЖИМ ПИСЬМА
3.1. От психоанализа к конспирологии
3.2. Пациент Фрейда Судья Шребер - пишущий паранонк
3.3. Взгляд Фрейда. Формирование «уликовой парадигмы»
3.4. Структурность параноической конституціш (Ж. Лакан)
3.5. Депрессия и паранойя - модальность и модель культуры (Ю.Кристева)
3.6. Паранойя и шизоанализ (Ж. Делёз и Ф.Гватгари), или Философский сгатус «параноика» .107 ГЛАВА 4: ОПЫТ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ПОДХОДА К КОНСПИРОЛОГИИ В США
4.1. Ричард Хофштадгер
4.2. Конспирология после Хофштадгера
4.3. Обратно к «французской теории»
ЧАСТЬ II
ГЛАВА 5: ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ КОНСПИРОЛОГИЧЕСКОГО ДЕТЕКТИВА ДЭНА БРАУНА
5.1. Популярный конспирологический детектив Дэна Брауна Закрепление жанра
5.2. Значеіпіе паратекстуальности в романах Дэна Брауна
5.3. От паратекстуалыюсти к тексту, или От бессознательно!« к повествовательному.т.'Л ЗЗ
5.4. Некоторые особенности «нарративного вектора)) «Кода да Винчи»
5.5. Функциональность и эмблематичносгь героя «Кода да Винчи»
5.6. Лакуны: от героя к искомой цели
5.7. Искомая цель: конспирологическое «желание» апокалипсиса
5.8. Дотексгуальная фаза: шппконспирологический детектив Умберто Эко
5.9. Контекегуалыюсть, или Функция жанра конспирологического детектива
ГЛАВА 6. РОССИЙСКИЙ ИНВАРИАНТ КОНСПИРОЛОГИЧЕСКОГО ДЕТЕКТИВА
6.1. Конспирологая и российская реакция
6.2. Литературые варианты и инварианты конспирологического детектива в России
(писательская реакция Д. Быкова)
6.3. «Конспирологический детектив». Возникновение названия жанра
6.4. «Одиночесгво-12» Арсена Ревазова
6.4.1. Синтагматическое и семантическое значение мифа в романе «Одиночесгво-12»
6.4.2. Героика «Одшючества-12»
6.4.3. Особенности взаимодействия <сгекст/паратекст» в романе «Одиночество-12»
6.4.4. Пародия, или Постмодернистское повторение неповторяемого
6.4.5. Трансформация мифа
6.4.6. Деконструкция мифа
6.4.7. Текст как путеводитель
6.4.8. «Одиночесггво-13» как жанровая необходимость
ГЛАВА 7: РОМАН-РЕАКЦИЯ ЮЛИИ КРИСГЕВОЙ (ФРАНЦУЗСКИЙ ПОЛИФОНИЧЕСКИЙ ДЕТЕКТИВ И КОНСПИРОЛОГИЧЕСКИЙ ЖАНР)
7.1. Современный конспирологический детектив и практика меггатекстуальнош романа Юлии
Крисгевой «Смерть в Византии»
7.2. Некоторые особенности паратекстуалышх сегментов: «Смерть в Византии» vs.
«Код да Винчи»
7.3. Реализация концепта «роман-полифония» у Юлии Крисгевой
7.4. «Смерть в Византии»: некоторые пародийные элементы романа
7.5. Концен г «расщепленного субъекта высказывания»
7.6. Значения «письма» и «пола» в романе «Смерть в Византии»: «пространство
метафизического демонтажа»
7.7. Роман в процессе становления и формулыюсть жанра
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Конспирологический детектив - один из субжанров детективной прозы (наряду с такими ее жанровыми типами, как женский, шпионский, политический, фантастический, «крутой» и пр.), ставший весьма популярным в современной массовой словесности. Популярность этого типа детективной литературы во многом связана с романом американского писателя Дэна Брауна «Код да Винчи» (2003), который за последнее десятилетие был издан миллионными тиражами по всему миру. Этот роман стал показательным как произведение, легитимирующее жанровую форму, и продемонстрировал своеобразное стремление к «расширению» контекстуальное™1: возникают многочисленные продолжения, комментарии, пародии, копии и «ответы». Такому расширению пространства текста способствуют издатели и критики, создающие целые рубрики, серии и списки похожей литературы. Характерным для массовой словесности в подобной ситуации является сотрудничество и взаимодействие на разных уровнях коммерческих механизмов завоевания рынка и литературного процесса, спекуляции на читательском ожидании, на желании приобрести реальное подтверждение тех или иных мифических представлений «общества потребления». Однако популярность жанра конспирологического «рассказа», триллера с элементами теории заговоров - это не только результат коммерческих стремлений издателей, но и определенная дискурсивная особенность, цепь означающих, артикулированных в конкретном художественном произведении.
Определение субжанра массовой литературы «конспирологический детектив», используемое в работе, дает Б. Акунин, характеризуя жанровую принадлежность первого романа из цикла детективов о приключениях Эраста Фан-
1 Подобная функция произведения или жанра характерна для всей литературы Нового и новейшего времени. Однако возникновение подобного расширения и контекстуалнзации жанрового текста наблюдается с момента зарождения именно массовой словесности, корни которой исследователи видят еще п динамике литературного процесса XVIII века. О взаимодействии художественно-эстетического и социокультурного в формировании различных жанровых образований во Франции см.: Пахсарыт Н.Т. Генезис, поэтика, и жанровая система французского романа 1690 - 1760-х годов. - Днепропетровск: Пороги, 1996. Подробно о возникновении массовой словесности во Франции см., например: Чеканов К.А. Формирование массовой литературы во Франции XVII -первая треть XVIII пека. - М.: ИМЛИ РАН, 2008.

вовлечен (в процессе чтения и после него, за пределами текста произведения). Поэтому конспирология, постоянно отсылающая нас к «реальности» (реальным событиям, документам, цитатам и пр.) не просто намекает на свою собственную легитимность, но и создает уникальный гибридный нарративный тип, где смешаны два разных пути развития рассказа о преступлении/заговоре. Это создает «уплотнение», усиливает интерес публики, расширяет пределы уже сложившегося детективного нарратива73.
Возвращаясь к той типологической модели, которую дает Тодоров, отмечу, что «черный» роман является у него индикатором отклонения детективной структуры. Последовательность «roman noir» приближена к той «реальности» или, скорее, к тому временному измерению, в котором живет читатель. Однако детективный «рассказ», сформировавшийся как романный жанр, подчиняется совершенно противоположной структуре. Детективный роман выстраивает темпоральный вектор, противоположный «реальности», подчиненный временному «темпу» и «ходу», которые свойственны фикцио-нальному миру. Поэтому в дальнейшем, чтобы дать более полную картину намеченной структуры, необхордимо обратиться к работам Вадима Руднева, который в книге «Прочь от реальности» одним из главнейших различий «фикционального» и «реального» называет именно категорию времени и утверждает существование «иррационального» для «реального» временного
73 Одним из показателей такой временной конструкции конспирологического романа может служить произведение Умберто Эко «Маятник Фуко», где в пределах художественного текста автор изображает цепочку функционирования заговорщической идеи. Упрощая, можно сказать, что в конспирологии чаще всего действует модель «заговор в прошлом» - «документ» - «настоящее». При этом ни одна из этих фигур не может быть окончательно идентифицирована под маркером «реального»: к фикционалыюму могут относиться (чаще всего относятся) как заговор или идея заговора в прошлом, так и подлинность документа. Но сам документ является сигналом или к поискам заговора в историческом прошлом или параноическим блужданиям субъекта в поисках конспирологического в настоящем «реальном». Но эти поиски «реального» настоящего заговора могут быть и началом самого конспирологического механизма. Примером могут служить фильм «Секретные материалы», где магистральной линией служит конспирология настоящего, и далее аудитория в обсуждениях и комментариях начинает искать сигналы подобного заговора в собственном «реальном», тем самым организуя некий второй или третий уровень конспирологии. Так, функция конспирологии предполагает некий бесконечный поиск «реальностей», что стирает саму устойчивость этого понятия, стирает саму реальность, с ее временем, и устоявшиеся модели «темпоральности» перестают работать при рассмотрении данного жанра. Остается признать возможность и факт смешения и динамики взаимопроникающего развития всяких временных конструкций детективного жанра.

Рекомендуемые диссертации данного раздела

Никитина, Ирина Владимировна
2012