Литературно-художественное сознание русской критики в контексте историософских представлений : Творчество В. Г. Белинского

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 10.01.01
  • Научная степень: Докторская
  • Год защиты: 2002
  • Место защиты: Самара
  • Количество страниц: 469 с.
  • Стоимость: 230 руб.
Титульный лист Литературно-художественное сознание русской критики в контексте историософских представлений : Творчество В. Г. Белинского
Оглавление Литературно-художественное сознание русской критики в контексте историософских представлений : Творчество В. Г. Белинского
Содержание Литературно-художественное сознание русской критики в контексте историософских представлений : Творчество В. Г. Белинского

СОДЕРЖАНИЕ
Аннотация диссертационного исследования
В в е д е н и е. Дар Слова
Глава первая. «Историософский текст» литературной критики
XIX века в контексте проблем историзма
Цель и краткое содержание главы
1.1. Историческое беспокойство
1.2. «Историологосный» потенциал слова: «библейское» и «русское»
1.3. Дж.Вико и историософская органология XIX века
Выводы
Глава вторая. Белинский: Пределы и возможности «эстетического»
Цель и краткое содержание главы
2.1. Подступы к творчеству Белинского
2.2. Белинский о действительности
2.3. Белинский о «ничто-матерях» и проблема
«ничто» в культуре
Выводы
Глава третья. Белинский о «жизнехудожестве»,
«общем ритме» /«сердечной симпатии» и идее-зерне
Цель и краткое содержание главы
3.1. Проблема «жизнехудожества» в контексте
философско-эстетических идей
3.2. Эстетика Белинского и идеи Гердера и Шеллинга
о «художестве»
3.3. Идея «общего ритма»/«сердечной симпатии»
в творчестве Белинского и ее отражение в культуре
3.4. Белинский об идее-зерне и проблема ее «цветения»
3.5. «Мыслящий наблюдатель» и «храмовая» семантика

3. 6. Белинский о «внутреннем человеке»
3.7. Белинский о «первой любви», улыбке и их «присутствии»
3.8. Географические, этнонациональные и «чревные» основания
«общего ритма»
Выводы
Глава четвертая. Философия взгляда и «точка вечности».
Белинский о Пушкине
Цель и краткое содержание главы
4.1. Механическая и органическая гармония
4.2 «Точка вечности» в контексте духовно-органического
4.3. Беркли, Гердер, Гете и Белинский о зрении.
Библейское «Смотри» («виждь и внемли»)
4.4. Проблема «органического» в философии Канта.
Белинский - оппонент Канта
4.5. «Органический» гуманизм и «точка вечности»,
«сад» и его «обитатели»
4.6. Кодификация «исторического»: «фактографическое», «психофизиологическое» и «художественное».
«Художественное» как «поэтико-эмотивное»
4.7. Белинский о «журчании ручья» и «журчании стихов» в творчестве Пушкина: Пушкин как «живое откровение» и как историко-антропологический тип
«человекохудожника»
Выводы
Глава пятая. А.В.Дружинин и Н.Г.Чернышевский:
встреча в «Белинском»
Цель и краткое содержание главы
5.1. Литературно-критические взгляды А.В.Дружинина
в свете историософских представлений
5.2. Дружинин о Пушкине (историософский сюжет)

5.3. Чернышевский о «зерне-художественности» Пушкина
(опыт историософской интерпретации)
Выводы
Заключение
Общие выводы
Приложение
1. «Откровение» Чернышевского о Н.А.Некрасове
(опыт историософского прочтения одного письма)
2. Стихотворение А.С.Пушкина «Анчар»:
космогония, история - человек
3. Федор Павлович Карамазов
как русский религиозный тип
4. И.А.Бунин о «возрасте нации»
Список использованной литературы

скими характеристиками, но и антропологическими, не только порождает человека, но и человек формирует ценностное время-пространство, пригодное для жизни, - понимание этого способствует возобновлению процесса историософского «мифотворчества», осуществляются концептуальные попытки построения будущего из «прошлого-настоящего», попытки столь понятные и естественные в условиях демифологизированного социальноисторического хронотопа: ведь, если говорить словами М.Элиаде, «все болезни и кризисы современного общества вызваны отсутствием соответствующей мифологии» [Элиаде, 1996, 24; см.: Плеханов, 1978, 1:106; Трёльч, 1994, 10-14,82-87, 171-177].
Внимание к историософским проблемам стало как бы внешним признаком происходящих изменений в методологии историзма: расширился и пополнился арсенал аналитических процедур, направленных на выявление специфики «исторического» [см.: Хвостова, Финн, 1997]. Русская мысль на рубеже тысячелетий опять вступает в область философии истории, в ту область культурно-исторических построений, где создаются образы, картины, модели и «мифы» исторического прошлого, настоящего и предощущаемого будущего, где осуществляются «процедуры открытия качественно новых состояний человечества» [Философия истории, 1999, 5].
Такой пробуждающийся поиск образов «новой истории» является признаком не только российского умонастроения. Как пишет американский исследователь Дж.Сайр, «сегодня многие пытаются отыскать ключ к реальности, отыскать то, что дает надежду, а без надежды Новый Век - ничто», сегодня весь мир переживает момент «родовых мук нового мировоззрения», благодаря которому человек сможет совершить «прыжок в совершенно другой способ бытия» [Сайр, 1997, 158, 161]. Вполне очевидно, что в понимании Дж.Сайра поиск нового сознания должен осуществляться «в более западном контексте» [Сайр, 1997, 158].
В истории человечества, как отмечает А.С.Панарин, наступает период тяжбы концепций, различающихся по этническим, классовым, географиче-

Рекомендуемые диссертации данного раздела

Бабушкина, Светлана Валерьевна
1998