"Белые ночи": тема мечтательства и тип мечтателя в раннем творчестве Ф. М.Достоевского

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 10.01.01
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2002
  • Место защиты: Санкт-Петербург
  • Количество страниц: 150 с.
  • Стоимость: 250 руб.
Титульный лист "Белые ночи": тема мечтательства и тип мечтателя в раннем творчестве Ф. М.Достоевского
Оглавление "Белые ночи": тема мечтательства и тип мечтателя в раннем творчестве Ф. М.Достоевского
Содержание "Белые ночи": тема мечтательства и тип мечтателя в раннем творчестве Ф. М.Достоевского
Глава I. «Белые ночи» • Текст и контекст
Глава II. Тип мечтатЕЛЯ в «Белых ночах»: динамика стАновления, развитие и мотивика
Глава III. От «Белых ночей» к «Сну смешного человека»: тип мечтателя (повторяющиеся и
новые мотивы)
Заключение
Список использованной литературы

В историко-литературном процессе России проблема мечтательства занимает особое место. П. Е. Бухаркин в недавней статье выделяет ряд аспектов изучения трансисторических начал литературного процесса и предлагает рассмотреть историческое бытие одного из ключевых для духовной жизни общества слов - понятий - «мечты». Мечта отнесена исследователем к одному из «фундаментальных понятий, во многом определяющих национальный образ мира».
П. Е. Бухаркин намечает основные вехи пути, по которому развивалось в культуре это понятие. Выделим наиболее важные для нас положения исследователя. П. Е. Бухаркин отметил в своей статье, что еще в раннем христианстве мечта воспринималась как «большая и серьезная

опасность». «Древнерусская “книжная премудрость”, так же как и словесность XVIII (до последней его трети), в целом понимала мечту как обман и способ ухода в опасный мир иллюзорных и беспредметных видений».3 В общем восприятие слова «мечта» до рубежа XVIII - XIX века было негативным. Но в начале XIX века «мечта» начинает пониматься иначе.
По утверждению П. Е. Бухаркина, в имени «мечта» активно развиваются «смыслы, сопряженные с положительным, утешительным началом». <...> «Мечта оказывается сладостной, вдохновляющей и блаженной, мир мечтаний предстает “всегда разнообразным и полным
1 Бухаркин П. Е. Мечта в русской традиции // Имя - сюжет - миф. СПб. 1996. С. 181.
2 Там же. С. 183.
3 Там же. (курсив мой - С. М. X.).

свежей красоты”» 4 В русской литературной традиции начала XIX века в творчестве К. Н. Батюшкова, раннего А. С. Пушкина, Е. А. Баратынского,
H. М. Языкова в связи с именем «мечта» складывается определенный содержательный комплекс: мечта соотнесена «либо с творческим
воображением - уделом поэтов, либо с готовностью души подняться над бытом и буднями. Начало XIX в., скорее, тяготеет к первому из этих знаний, последние десятилетия - ко второму. Так в поэзии Н. А. Некрасова, у А. П. Чехова и в прозе («Невеста») и в драматургии («Три сестры», «Вишневый сад»), у А. С. Грина мечта - атрибут высокой и немелочной жизни».
На протяжении первой половины XIX века происходит обогащение понятия «мечта». Творчество Н. В. Гоголя занимает в этом процессе особое место. Гоголь вскрывает важный аспект мечтательности: «Она нередко приводит к отвержению установленных свыше законов, к отрицанию высшей справедливости, царящей в мире, т. е. к Богоборчеству».6 Реальная жизнь замещается для героя Гоголя представлениями 'о том, какой она
дожна быть. Герой уходит в мир своих мечтаний. Исследователь отмечает —
при всей сложности семантического комплекса «мечты» у Гоголя - в доминанте отрицательное отношение к ней.
В творчестве Гоголя выведен тип героя «мечтателя» («Невский проспект», «Шинель», «Ревизор»). Одно из «составных» этого типа, по мнению E. Н. Купреяновой (на которое ссылается Бухаркин) - повышенное самомнение героя - мечтателя.7 Другое - «безответственность, отсутствие
4 Там же. С. 184.
5 Там же.
6 Там же. С. 186.
7 Там же. С. 188.

тенденцией 1840-х годов. Правильно, на наш взгляд, отмечена Э. М. Жиляковой сущность идеи романа «Белые ночи»: Достоевский стремится художественно изобразить момент сопряжения личного мира с общим, показать противоречивое содержание этого процесса.
Жилякова рассматривает концепцию характера в связи с развитием европейской демократической мысли, прежде всего с руссоизмом. Сознание мечтателя, генетически восходящее к наследию Руссо, погруженное в стихию романтической исключительности, но страдающее от духовной замкнутости, безвыходности и ищущее спасения в «естественной» жизни, уже нашло отражение в литературной традиции, Достоевский продолжает художественное освоение этого типа.
По мнению Жиляковой, Достоевский создает синтез, который поможет ему разноаспектно вскрыть сложнейшую природу личности человека. В «Белых ночах» создание образа героя основано Достоевским на концепции активной личности. Для писателя важна мысль о том, что только в сближении героя с «внешним» миром, в духовном общении с простыми людьми можно его совершенствование. Мысль о деятельной жизненной позиции героя сочетается с утверждением ценности и неповторимости самой личности, ее «внутреннего» богатства. Единство и нерасторжимость этих идей составляют основу романной концепции и обусловливает синтез романтического с сентиментальной традицией.
Исследовательница отмечает одну внутреннюю причину интереса Достоевского к сентиментализму. Эстетическая позиция Достоевского формировалась под влиянием писателей разных эпох и художественных направлений. Для понимания эстетических предпосылок обращения Достоевского к сентиментализму большое значение имеет внимание

Рекомендуемые диссертации данного раздела

Беляева, Ирина Анатольевна
2006