Изобразительные искусства в творческом наследии Анны Ахматовой

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 10.01.01
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2007
  • Место защиты: Санкт-Петербург
  • Количество страниц: 256 с. : ил.
  • бесплатно скачать автореферат
  • Стоимость: 250 руб.
Титульный лист Изобразительные искусства в творческом наследии Анны Ахматовой
Оглавление Изобразительные искусства в творческом наследии Анны Ахматовой
Содержание Изобразительные искусства в творческом наследии Анны Ахматовой
I. Интересы Ахматовой в области изобразительных искусств:
общая картина
И. Обзор основных работ по теме диссертации
III. О характере и задачах диссертации
Глава первая. Ахматова об изобразительных искусствах и литературе: сравнение
I. Об одном стихотворении Баратынского
И. «Если бы я была живописцем...»
III. О соперничестве и взаимодействии литературы
и изобразительных искусств
Глава вторая. Ахматова и импрессионизм в литературе С
д I. «Он восхитительный импрессионист...»: о Фете
II. Рассказ Джойса «Мертвые»
III. Сквозь призму импрессионистов
Глава третья. Ахматова и Шагал
I. Ахматова о Рахили Баумволь и Шагале
II. Шагал в «Царскосельской оде»
III. История контактов Ахматовой и Шагала
IV. «Шагаловское» начало в других стихах Ахматовой
V. Царское Село, Витебск и Китеж
VI. Шагал и Гофман - спутники Ахматовой
Глава четвертая. Изобразительные аллюзии
в «Поэме без героя»
I. Испанская составляющая «Поэмы без героя»
р II. Шелли и Байрон в «Поэме без героя»
Глава IIятая. Изобразительные аллюзии и экфрасис в стихотворении Ахматовой «Предыстория»
I. «Еще не опозоренный модерном...»
II. «Казаться литографией старинной...»
Заключение
Список цитируемой литературы
Интересы Ахматовой в области изобразительных искусств1:
общая картина
«Из всех видов искусств, кроме поэзии, наиболее близким и наибольшего охвата и понимания была для нее живопись, -свидетельствовала современница, дружившая с Анной Ахматовой в 1940-е -1960-е гг. - Здесь она знала все, все оценила, все любимое пронесла через жизнь. Она хранила в себе поистине огромное богатство»
К этим словам можно добавить, что Ахматова любила и хорошо знала также другие виды изобразительного искусства. В ее иерархии живопись была рядом с архитектурой. «Люблю архитектуру больше всех искусств», -говорила она во время прогулок по Петербургу. Но важны для нее были и скульптура, и графика, и даже декоративно-прикладное искусство.
Античность, Древний Египет, византийская и русская иконопись, итальянское искусство эпохи Возрождения - все это были истоки, питавшие творчество Ахматовой. Среди ее любимых мастеров - Леонардо да Винчи, Микеланджело, Эль Греко, Веласкес, Гойя, Рембрандт, Давид, Сезанн, Пикассо, Рублев, Александр Иванов, Федотов, Суриков, Врубель, Шагал.
Ахматова с юности читала литературно-художественные журналы и книги по искусству. Обширная библиотека по изобразительному искусству была у искусствоведа Николая Пунина, мужа Ахматовой в 1920-е -1930-е гг., с его семьей Ахматова продолжала жить и впоследствии. Книги по искусству были и в собственной библиотеке Ахматовой, но эта библиотека многократно меняла свой состав. Кроме объективных причин (войны, переезды и т. п.), на то были и причины субъективные: « “Я не люблю вещей”, - говорила Анна Андреевна <.. .> “Ни библиофильства, ни другого собирательства я не понимаю совершенно. <...> я очень легко раздариваю свои вещи”...»4
Особую роль в становлении представлений Ахматовой о русской и мировой культуре сыграл журнал «Аполлон», выходивший в 1909 - 1917 гг.
1 В данной работе термин «изобразительные искусства» (или «изобразительное искусство») трактуется в широком смысле: в понятие включается не только живопись, графика и скульптура, но и архитектура, прикладное и декоративное искусство. Ср. определение: «Изобразительные искусства - обшее название искусств, воплощающих художественные образы на плоскости и в пространстве (живопись, графика, скульптура, а также архитектура)» (Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1997. С. 242). Ср. также: «...все виды изобразительного искусства - в том числе архитектуру, декоративное и прикладное искусство...» (Власов В. Г. Иллюстрированный художественный словарь. СПб., 1993. С. 6).
2 Козловская Г. Л. «Мангалочий дворик...»//Воспоминания об Анне Ахматовой. М., 1991.С. 393.
3 РоскинаН. «Как будто прощаюсь снова...» // Там же. С. 523.
4 Глекин Г. Из записок о встречах с Анной Ахматовой (А. А. Ахматова о литературе, живописи...) // День поэзии. Л., 1989. С. 248.
Ее внимание к этому изданию объяснялось не только высоким качеством статей о литературе, изобразительном искусстве5, театре, музыке - статей, дающих возможность получить довольно полные представления как о культуре прошлого, так и о новейших культурных процессах на Западе и в России. Интерес Ахматовой к «Аполлону» имел также личный характер. В числе главных сотрудников «Аполлона» с момента его основания был Николай Гумилев. В течение ряда лет Гумилев публиковал здесь стихи и литературно-критические статьи. В «Аполлоне» печатались и другие участники «Цеха поэтов». В первом номере «Аполлона» за 1913 г. появились манифесты акмеизма: статья Гумилева «Наследие символизма и акмеизм» и статья Сергея Городецкого «Некоторые течения в современной русской поэзии». Первая же публикация стихов Ахматовой в «Аполлоне», в четвертом номере за 1911 г. (это была одна из наиболее ранних ее публикаций), вызвала большой резонанс. В журнале появлялись не только стихи Ахматовой, но и отзывы на них. Таким образом, «Аполлон» воспринимался Ахматовой в значительной степени как «свой» журнал, как ретранслятор искусства и идей ее поколения. Павел Лукницкий записал с ее слов: «В редакциях, в “Аполлоне”, в годы 10-13 АА постоянно бывала. А А стала сотрудницей “Аполлона”».6 Журнал был доступен Ахматовой на протяжении всей ее жизни, т. к. полный (или почти полный) комплект его хранился в библиотеке Пунина7 (который в нем тоже печатался).
По словам одного из многолетних знакомых Ахматовой, «Анна Андреевна часто упоминала Эрмитаж и подчеркивала, что знает его от начала и до конца как свои пять пальцев. Недаром она и в поэме написала о себе “Звук шагов в Эрмитажных залах”».8 В Русском музее Ахматова бывала с детства. Хорошо знала она и московские музеи. В 1910 - 1911 гг. обошла музеи Парижа, в 1912 г. - многие итальянские музеи. Посещала она и временные выставки, особенно часто - в 1910-е гг. В 1920-е гг. ее внимание к изобразительному искусству, в особенности к искусству авангарда, обострилось благодаря общению и браку с Луниным.
Ахматова готовила перевод французской монографии о Сезанне (издание не осуществилось). В ее переводе вышла книга писем Рубенса
5 Статьи сопровождались многочисленными репродукциями с произведений искусства.
6 Лукницкий П. H. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. T. 1. Париж, 1991. Т. 2.
Париж; Москва, 1997. Т. 2. С. 105.
7 По словам внучки Пунина А. Г. Каминской, в его библиотеке был также французский художественный журнал «Cahier d’art» («Тетрадь по искусству») за 1920-е гг. Получали художественные журналы и из Берлина. Пока было возможно, т. е. примерно до 1925 г., Пунин внимательно следил за тем, что происходило в изобразительном искусстве на Западе. Из Японии, куда он ездил с выставкой русского искусства в 1927 г., привез журналы. В доме были подборки журналов, в которых Пунин печатался: «Изобразительное искусство», «Искусство коммуны», «Красная заря». Вероятно, были и многие другие журналы. До сегодняшнего дня в домашней библиотеке Луниных мало что из этого собрания сохранилось. (Приводимые здесь и далее сведения получены автором диссертации от А. Г. Каминской в беседах в 2005 -2007 гг.)
8 ГорнунгЛ. В. Записки об Анне Ахматовой // Воспоминания об Анне Ахматовой. С. 209. Запись 1941 г.
9 РубенсП.-П. Письма/ Пер. А. А. Ахматовой. М.; Л., 1933.
И махорки струя.
Драли песнями глотку И клялись попадьей,
Пили допоздна водку,
Заедали кутьей.
Ворон криком прославил Этот призрачный мир
Л на розвальнях правил Великан-кирасир.
Это программное стихотворение124 представляет собой классический вариант ахматовской «оглядки». Ахматова смотрит на то, что осталось от города, жестоко измененного временем: уже в 1927 г., побывав в царскосельском доме Гумилевых, занятом чужими людьми, и совершив прогулку по бывшему Царскому Селу, она рассказывала своему спутнику Виктору Мануйлову о том, как все было - и как изменилось.125 Она видела * город разрушенным, когда 11 июня 1944 г., еще до окончания войны, была там на праздновании очередной годовщины со дня рождения Пушкина.126 «О, горе мне! Они тебя сожгли...», - написала она в 1945 г. в стихотворении «Городу Пушкина», которому предпослала пушкинский эпиграф:
«И царскосельские хранительные сени...» Через 10 лет после этого она попросила Алексея Баталова привезти ее в город, который только начинали реставрировать: «Она шла, как человек, оказавшийся на пепелище выгоревшего дотла дома, где среди исковерканных огнем обломков с трудом угадываются останки знакомых с детства предметов»
И вот, глядя на Царское Село из 1961 г., она, тем не менее, поверх разрушений видит все, как если бы оно продолжало существовать. Эта особенность ее сознания, в котором прошлое не исчезало, а просвечивало сквозь настоящее, многократно описана. Ахматова «представляла время > неделимым, не расслаивающимся на пласты, не разламывающимся на
эпохи», - сказал об этом ее свойстве А. Г. Найман.128 Укажу на конкретные приметы этого в стихотворении.
Слово «ода» отсылает нас к певцам Царского Села Державину129 и Пушкину, которым Ахматова наследовала.
124 Значимость этого стихотворения для Ахматовой подтверждается, в частности, тем, что оно - одно из нескольких произведений, упомянутых ею в автобиографии «Коротко о себе»: «Мои первые воспоминания - царскосельские: зеленое, сырое великолепие парков, выгон, куда меня водила няня, ипподром, где скакали маленькие пестрые лошадки, старый вокзал и нечто другое, что вошло впоследствии в “Царскосельскую оду”» (Ахматова А. А. Соч.: В 2-х тт. М., 1996. Т.1. С. 17).
125 Мануйлов В. А. Подарок судьбы И Воспоминания об Анне Ахматовой. С. 230.
126 Там же. С. 234.
127 Баталов А. Рядом с Ахматовой // Там же. С. 558.
128 Найман А. Г. Рассказы о Анне Ахматовой. С. 70.
129 «Царскосельская ода» содержит аллюзии на оду Державина «Развалины» (1797), посвященную опустевшему и полуразрушенному после смерти Екатерины II Царскому Селу. Ср. повторы указательных местоимений «здесь» и «тут» в начале строк с многочисленными повторами этих слов у Державина. Наприм.:
$ Здесь в полдень уходила в гроты,

Рекомендуемые диссертации данного раздела