Агиографическая традиция в русской прозе конца XX - начала XXI века

  • автор:
  • специальность ВАК РФ: 10.01.01
  • научная степень: Кандидатская
  • год защиты: 2011
  • место защиты: Астрахань
  • количество страниц: 198 с.
  • бесплатно скачать автореферат
  • стоимость: 230 руб.
  • нашли дешевле: сделаем скидку

действует скидка от количества
2 работы по 214 руб.
3, 4 работы по 207 руб.
5, 6 работ по 196 руб.
7 и более работ по 184 руб.
Титульный лист Агиографическая традиция в русской прозе конца XX - начала XXI века
Оглавление Агиографическая традиция в русской прозе конца XX - начала XXI века
Содержание Агиографическая традиция в русской прозе конца XX - начала XXI века
ГЛАВА I. МОДИФИКАЦИИ АГИОГРАФИЧЕСКОГО ПРЕДТЕКСТА В РУССКОЙ ПРОЗЕ КОНЦА XX ВЕКА
§1.1. Сегмент предтекста в «портрете» Ю. Куранова
«Сергий Радонежский»
§ 1.2. Парафраза жития в очерке Ю. Лощица «На полях жития»
§1.3. Амплификация агиографического предтекста в романе Д.М. Балашова
«Похвала Сергию»
§ 1.3.1. Рецепция агиографии в романе
§ 1.3.2. Агиографический дискурс в романе «Похвала Сергию»
Выводы по содержанию I главы
ГЛАВА II. ТРАНСФОРМАЦИЯ АГИОГРАФИЧЕСКОГО
КАНОНА В РОМАНЕ КОНЦА XX ВЕКА
§2.1. Жанровый код в «романе-житии» С. Василенко «Дурочка»
§2.2. Трансформация житийного канона в прозе Л. Улицкой
§2.2.1. Житийный вставной текст в романе «Казус Кукоцкого»
§2.2.2. Жанровые установки агиографии в романе
«Даниэль Штайн, переводчик»
Выводы по содержанию II главы
ГЛАВА 111. РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ФЕНОМЕНА СВЯТОСТИ В ИНОМЕНТАЛЬНОМ КОНТЕКСТЕ
§3.1. Агиографические концепты в постмодернистской интерпретации
(Г.Сапгир «Человек с золотыми подмышками»)
§3.2. Агиографический фон в детективном жанре
(А. Иванова «Святая Иоланда»)
§3.3. Сакральный план в «апокалипсической прозе»
(А. Трапезников «Область таинственного»)
§3.4. Агиографический сюжет в иноментальном жанровом контексте
(И. Бояшов «Повесть о плуте и монахе»)
§3.5. Концептосфера агиографии в «клерикальной» прозе
(М. Кучерская «Современный патерик»)
Выводы по содержанию III главы
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Непрерывное исюричеекос развитие русской литературы определяется устойчивостью заложенных в ней традиций, преемственностью духовных досжжений далекою прошлою и творческих завоеваний современной художественной мысли. Историческая преемственность - объективная закономерность эволюции литературы и культурного развития общества. Вопрос о наследовании нротрессивных традиций и проблема их творческого преодоления остаются актуальными и для отдельных писателей, и для самой литературы, и для современной науки о ней. Научное освещение этой закономерности является необходимым условием для понимания своеобразия новейшей литературной эпохи
Литературные традиции выявляют «сверхценност и» русской культуры , высвечивают «идеи времени».
Для понимания процесса развития русской литературы в современных социокультурных обстоятельствах важно осознать не только, что литература наследует, но и от какого наследства она отказалась. Вез сохранения ли icparypno-худож'сст веинот о опыта предшествующих эпох, как и без преодоления традиций, замены их новыми интерпретациями, диктуемыми эстетическим сознанием автора и читателя нашею времени, немыслимо само понятие о новом историческом этапе, о поступательном развитии искусства слова, о прогрессе в литера i у ре
Литературные традиции, разрабатываемые разными писателями, отличаются своеобразием на каждом историко-литературном отрезке, поэтому художественная дшература как эстетическая система успешно функционирует при ус товшт имманентной связи отдалённых в исторической перспективе периодов, составляющих сё целостность.
1 / риОИЦИЯ и р( ( К(1>1 цини III ШИНН Но К) 111ЧМН л A kKLlLB I l>LHL INK I OB l IlpiCMlRdll -M 200ft 282 с

Русская литература XX века представляется насыщенной
одновременно несколькими литературными традициями, вокруг которых
организуется национальное самосознание. Литература ушедшего столетия,
инерция которой сохраняется, характеризуется появлением «вторичных
художественных систем, конструктивным принципом которых является
демонстративное диалогическое сцепление старой и новой «методных» ->
структур»". В этой структуре заметно выделяется широкий круг произведений, ориентированных на агиографическую традицию Древней Руси. Конечно, житийная традиция в русской прозе периода 1980 - 2000-х годов не занимает магистрального положения, однако, факт её заметного присутствия в выбранных для анализа произведениях доказывает её традиционность для национальной литературы. В «пограничной зоне» русской литературы сложилась система, которую условно можно назвать «неосреднсвековой». направление и интенции которой сосуществуют в едином культурном пространстве, «создавая густую, многоцветную лоскутную художественную ткань века»'.
Перед литературоведением стоит одна из сложных задач - изучить содержание той спирали историко-литературного развития, которая наиболее точно выражает динамику, взаимосвязь традиционных и новаторских тенденций в искусстве. Одним из актуальных направлений в развитии русской литературы является агиографическая традиция как вектор духовности.
Примечательным явлением в современной русской прозе становится постепенное приобщение писателей к богатому этическому и эстетическому опыту традиции житийной словесности, отличающейся особого качества антропоцентризмом, сохранившей традиционную для отечественной
Леидермин //.//., Лшнтеикий Л7./7. Современная русская литература: 1950 - 1990-е годы: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. наведении: В 2 т. Т. I: 1953-1968. ' НЛ. ЛеПдерман. М.Н. Липовецкии. - М.. 2003. -С. 16. ’
Там же.

домишки? <...> Сколько таких келеек срубил он та свой срок?» 147; 108]. И как ответы на случайно всплывающие в писательском сознании вопросы вспоминаются факіьі ит «Жиіия» Ьпифания: «Пожалуй, не один десяток, если учесіь, что с і роил сам жилье, по свидетельству Ьпифания, не только на Маковцс, но и в Киржаче. И во всех друї их новых монаст ырьках, которые затевались вокруг Москвы по сто блаїословеныо и при его участии, звякал наверняка Сері иев топорик» [ 108— 1091. Житийное сочинение древнерусского писагедя-монаха остается единственным историческим источником о жизни и святых деяниях Радонежскою, ит которого можно черпать краткие сведения о нем.
Настроившись в результате плодотворной работы в «Сергиевом бору» на особое восприятие окружающего пространства и вообще повседневного быта, автор делится наблюдениями над изменением своею взгляда на случайно вс і рсчающихся но житии людей «Когда я вижу мужика, медленно, важно вьішаї ивающего в лес с топором, заткнутым за пояс, мнится мне, повадку тгу он блюдет от самою Сергия-плогника» [Ю9|.
Как и предыдущая і лавка («Ссрг ий-огородник») фрагмент «Сергий-плогник» завершается фразой, в которой заключена ключевая для автора мысль, поданная здесь в формате библейской аллюзии: «В сонме русских святых Сергий чуть ли не единственный святой плотник. Дарование, наследуемое им от самого Хрисіа, который ведь гоже вырос в семье плотника и с малых лег слышал, как щепки пахнут, как опилки струятся золотистым песком» [ 1 091 Соотношение «биографических» обстоятельств и известного сюжета выявляет авторскую позицию.
В парафразе «На полях жития» раскрывается собственная маргинальноегь представленного читаюлю литературного текста уже на уровне ею жанрово-метафорическою заглавия, вводящего в очерк мотив авторства.
Ю. Лощиц воссоздает ряд интересных эпизодов из епифаниевского аі ио1 рафичсского прославления. Такие отступления укладываются в общую

Рекомендуемые диссертации данного раздела