Образ воды и водной стихии в системе гоголевской художественной архаики : на материале цикла "Вечера на хуторе близ Диканьки"

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 10.01.01
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2012
  • Место защиты: Ставрополь
  • Количество страниц: 220 с.
  • бесплатно скачать автореферат
  • Стоимость: 250 руб.
Титульный лист Образ воды и водной стихии в системе гоголевской художественной архаики : на материале цикла "Вечера на хуторе близ Диканьки"
Оглавление Образ воды и водной стихии в системе гоголевской художественной архаики : на материале цикла "Вечера на хуторе близ Диканьки"
Содержание Образ воды и водной стихии в системе гоголевской художественной архаики : на материале цикла "Вечера на хуторе близ Диканьки"

Содержание
Введение
Глава 1. Мифопоэтика воды: теория вопроса
1.1. Понятие «архетип» в теоретическом и историко-литературном аспекте
1.2. Архетип воды как один из компонентов древнего мифотворчества
1.3. Смысл циклообразования в аспекте проблемы архетипа в художественном творчестве
Выводы по первой главе
Глава 2. Сущность и функции архетипа воды в первой части цикла «Вечера на хуторе близ Диканьки»
2.1. «Сорочинская ярмарка»: роль архетипа в системе празднично-ритуального действия
2.2. «Вечер накануне Ивана Купала»: стихия воды в ипостаси крови
2.3. «Майская ночь, или Утопленница»: семантика водной стихии как основа сюжетосложения
2.4. «Пропавшая грамота»: композиционная роль архетипа воды и архетипа огня
Выводы по второй главе
Глава 3. Расширение эстетических, философских и религиозных смыслов архетипа воды во второй части цикла «Вечера на хуторе близ Диканьки»
3.1. «Ночь перед Рождеством»: идентификация архетипа воды в зимнем, рождественском мотиве цикла
3.2. «Страшная месть»: границы и синтез миров
3.3. «Иван Федорович Шпонька и его тетушка»: новые страхи
3.4. «Заколдованное место»: символика предупреждения
Выводы по третьей главе
Заключение
Библиографический список

Введение.
Изучение творчества Н.В. Гоголя имеет свою историю. Начиная с прижизненной критики, все отмечали непохожесть писателя ни на кого другого в Европе и России. Н.Г. Чернышевский прямо утверждал, что «Гоголю предшественников не было» («Очерки гоголевского периода русской литературы» (издание 1984 г.)). Такое мнение сохраняется до сих пор.
Попыткой ответить на вопрос «что является причиной уникальности
Н.В. Гоголя» выступает вся наука о писателе. Можно выделить несколько магистральных линий, фиксирующих основные стороны гоголевского художественного таланта. Все они имеют право на существование и не столько отменяют, сколько дополняют друг друга.
Изучение творчества Н.В. Гоголя, рассуждения о его произведениях в исторические периоды были тесно связаны с литературной и общественной борьбой и обусловленным ею различием позиций критиков, писавших о
Н.В. Гоголе. В результате связи с развитием общественной и критической мысли история изучения творчества этого писателя представляет особый интерес, так как на протяжении более чем столетия отражает в себе напряженную борьбу мнений, характерную для каждой новой исторической эпохи.
История критического осмысления и изучения Н.В. Гоголя может быть рассмотрена в рамках следующих периодов:
1. прижизненная критика Н.В. Гоголя (1830- 1852 гг.)
2. критика 2-ой половины XIX века (1853 - 1890 гг.)
3. основные концепции изучения творчества Н.В. Гоголя в эпоху «Серебряного века» (1890 - 1920 гг.)
4. этап изучения творчества Н.В. Гоголя в период классического академического литературоведения (1930 - 1960 гг.)

5. обобщение научного материала предыдущих эпох и выработка методологических принципов изучения творчества Н.В. Гоголя в советский период (1960-1980 гг.)
6. основные достижения в современном гоголеведении (1990-2011 гг.)
При жизни творчество Н.В. Гоголя неоднородно воспринималось
современниками. Когда писатель появился на литературной сцене, к нему сразу же обратились взгляды критиков. Критическая деятельность этого периода была направлена на рассмотрение изображаемой действительности, авторской субъективности в произведениях Н.В. Гоголя. Жесткая полемика между критиками была сосредоточенна вокруг поэмы «Похождения Чичикова, или Мертвые души» и «Выбранные места из переписки с друзьями». Эти два произведения выступали переходными явлениями в творчестве самого писателя и критической деятельности современников (В.Г. Белинский, H.A. Полевой, О.М. Сомов, К.С. Аксаков, С.П. Шевырев и др.).
В XIX веке наметились две противоположные концепции в определении типа творческого сознания Н.В. Гоголя. Одна из них была представлена В.Г. Белинским, а затем Н.Г. Чернышевским и H.A. Добролюбовым, увидевшими в писателе основоположника и последовательного выразителя русского реализма. Другая - в конце века - Н. Котляревским, Г.И. Чудаковым, С. Шамбинаго, связывавшими творчество
Н.В. Гоголя с романтизмом.
В период, который принято называть «Серебряный век», творчество
Н.В. Гоголя становится предметом анализа в основном философов (И.А. Ильин, Д.С. Мережковский, П.А. Флоренский, В.В. Розанов и др.). В центр внимания ставится изучение духовного, религиозного в творчестве писателя и предметом рассмотрения становятся «Выбранные места...».
В период классического академического литературоведения
Н.В. Гоголь воспринимается как художник, экспериментатор и эгоцентрик, изучающий и изображающий мир от себя (Д.Н. Овсянико-Куликовский),

согласно которым выше всего ставится Человек, его личность, стремление самого себя, упорство в борьбе с самим собой» [21, с. 102-103]. С.Г. Барышева к онтическим архетипам относит архетипы Тошноты, Пустоты, Болезни, Насекомого, Тяжести, к гносеологическим архетипам относит архетипы Пути (Дороги, Голода, Грани) и Истины (Дом, Окно, лес, Вода)
А.Н. Майкова в своем исследовании «Архетипы Карла Юнга и интерпретация художественной литературы» (2008 г.) отмечает: «Архетипы с точки зрения образной репрезентации, структурируются в оппозиции:
- женские (Мать, Анима) - мужские (Дух, Анимус);
- гендерно дифференцируемые (Анима/Анимус, Дух, Мать) - вне пола (Ребенок, Тень, Трикстер, Самость);
- родительские/наставнические базовые, «данные из вне» (Мать, Дух) -самостоятельные, «независимые» (Ребенок, Тень, Анима/Анимус, Самость)» [138, с. 21]. После построения оппозиций, исследователь справедливо отмечает, что «Все эти вариации на тему архетипов демонстрируют открытость архетипической теории для дальнейшей разработки [138, с. 21].
Практически все рассмотренные классификации опираются в своем содержании на понятия больше психологического плана, чем литературоведческого, что может, несмотря на их важность, затруднить или осложнить работу с художественными текстами. Такая специфика должна учитываться в литературоведческом исследовании, т.к. художественное слово всегда исходит из понятия антропоса в широком смысле (т.е. физического, физиологического, исторического, духовно-нравственного, философского и, разумеется, психологического). Однако, попадая в художественный текст, в произведение, архетип в любом из перечисленных выше классификационных значений приобретает в качестве ведущей организационно-эстетическую функцию, которая, в свою очередь, начинает подразделяться на ряд других в широком культурном и художественнокоммуникативном контексте.

Рекомендуемые диссертации данного раздела