Философский проект правового государства в культуре предреволюционной России

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 09.00.11
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2002
  • Место защиты: Москва
  • Количество страниц: 210 с.
  • бесплатно скачать автореферат
  • Стоимость: 230 руб.
Титульный лист Философский проект правового государства в культуре предреволюционной России
Оглавление Философский проект правового государства в культуре предреволюционной России
Содержание Философский проект правового государства в культуре предреволюционной России
ОГЛАВЛЕНИЕ
ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ ФИЛОСОФСКОГО ПРОЕКТА ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА
$ 1. Крип рии утопичности в марксистской и соїц-юлоги ческой парадигмах
52. КРИ І І.РИИ УТОПИЧНОСТИ В РУССКОЙ РС.'ІИІ ИОЗІЮ-ФИЛОЄОФСКОЙ мысли КОНЦА XIX - ІІЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XX ВЕКА
53. Предварительно!: СМПП ДІ.ДПІИГ ІІОПЯГИЯ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА.
ГЛАВА 2. ФИЛОСОФСКИЙ ПРОЕКТ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА У
В. С. СОЛОВЬЁВА
51. Право и мораль
52. Правової., і осударсгво и Церковь
53. Сі юр Владимира Соловьева со Львом Толстым о Церкви
ГЛАВА 3. СУДЬБЫ ФИЛОСОФСКОГО ПРОЕКТА ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА В КУЛЬТУРЕ ПРЕДРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ
51. Идеалистическое направление в русской философии Серебряного века
52. Православная Церковь в начале XX века
53. Сборник "Вехи” - осмысление неудачи философского проект а правого государства
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
НШ ДМ 1
Идея правового государства заняла своё, почётное место в интеллектуальном багаже современного человека, в том числе - учёного-гуманитария. Однако каждая эпоха в развитии гуманитарной мысли выдвигает па первый план в обсуждении проблем правового государства свои аспекты згой темы. В этой связи приобретает особое значение обсуждение той специфики в постановке вопроса о природе правового государства, которой собственно философский подход может быть продуктивно отличён от прочих, вне зависимости от той или иной "интеллектуальной моды", господствующей в интеллектуальной среде в тот или иной период истории.
Возврат в русскую философию, и шире - в сферу пристального и широкого общественного обсуждения. - проблем правового государства, который произошёл во время перестройки, вызвал к жизни и целый ряд исследований, посвящённых истории отечественной философско-правовой мысли. С каждым годом количество изданий оригинальных работ по проблемам правового государства, переизданий классических трудов отечественных философов, переводной и учебной литературы неуклонно возрастает.
Несмотря на высокий уровень интереса, зачастую восприятие дореволюционных работ по философии права оказывается затруднённым из-за вынужденного перерыва, который почти на семьдесят лет разорвал преемственность в этой отрасли социальной философии. Изданные за последние годы материалы антологического характера1 одной из своих задач имеют ввести читателя в интеллектуальный контекст эпохи, дать широкий спектр мнений по болевым проблемам предреволюционной мысли в России, среди которых проблема правового государства, безусловно, сохраняет свою жгучую актуальность. Современность опять обращается к нам с вопросами -какова природа правового государства? существуют ли у нравственности
1 1 ірежде всего следует отметть работы: Русская философия права. Литология / По ред. В. П. Сальникова. СПб., 1999; белый Царь: Метафизика власти в русской мысли: Хресіоматия / Сост. и коммент. Л. Л. Доброхо това. М., 2001.
религиозный основания? какова роль личности в обществе и государстве? Соответственно, представляется необходимым, с одной стороны, расширить контекст, в котором рассматриваются отечественные правовые построения - до рассмотрения их в контексте европейской философско-правовой традиции, а с другой стороны рассматривать отечественную философско-правовую традицию с з четом тех неоспоримых влияний, которые окатывал на неё общий дух эпохи, общее интеллектуальное настроение Серебряного века. Лишь с учётом этих двух, во многом противоположных, сторон общественной мысли -преемственности и интернациональности с одной стороны, и своего лица, собственной специфики - как в действительно оригинальной постановке и решении исследовательских задач, так и в своих заблуждениях (неизбежных для философа, всегда мыслящего в контексте своего времени), - можно надеяться получить доступ к действительному, а не случайному, содержанию философских построений в области философии права. Задача понимания традиции требует пристального внимания не только к крупным, достаточно очевидным историко-культурным обстоятельствам, в которых возникали философские конструкции, но и менее очевидным взаимовлияниям, которым подвержена мысль философов, понимания той меры свободы, которая отличает творческое следование философской традиции от буквального воспроизведения во всех мелочах и деталях системы того или иного мыслителя.
В вопросах философии правового государства необходимая степень свободы в обращении к европейской - прежде всего немецкой - традиции была достигнута, по замечанию некоторых отечественных исследователей2, в философии Владимира Сергеевича Соловьёва (1853 - 1900). Под его
непосредственным влиянием находился ряд философов Серебряного века, в творчестве которых основные идеи и подходы, заложенные в трудах
"Только после Владимира Соловьева русская либеральная мысль смогла обрести программную последовательность" - гак звучит реплика О. 10. Соловьева в "заочном диалоге" философов, опубликованном Институтом философии РАН в виде сборника статей // Либерализм в России. М., 1996.
С. 389.
чертах"'7. Сопоставляя эти положительные начала, представляемые пока в самых общих чертах, с конкретно-исторической действительностью, Соловьёв замечает, что говорить придётся более о том, что должно быть, чем о том, что есть. Подчёркивая априорный характер рассуждений, Соловьёв предвидит, что они не могут иметь той отчётливости и раздельности, какие свойственны мыслям, составляющим простой вывод из существующих фактов, то есть апостериорным. Одно из положений, определяющих содержание своей книги, сам философ формулирует так: "Нравственная деятельность, теоретическое познание и художественное творчество человека необходимо требуют безусловных норм или критериев, которыми бы определялось внутреннее достоинство их произведений, выражающих собою благо, истину и красоту"'8. Формальную этику Канта (категорический императив) и материальный принцип счастья Соловьёв видит входящими в "высший нравственный принцип", но не составляющими его собственной сущности. Нравственная деятельность должна иметь ещё и "некоторый определённый предмет; таким предметом может быть только нормальное общество, определяемое характером свободной общинности"59 или "свободная теократия".
Что касается возможности познания такого рода объекта, Соловьёв указывает как на недостаточность опыта, который показывает только то, что бывает, так и на недостаточность разума, который способен к построению лишь условных положений, .которые могут оказаться ни к чему, если не будет соответствующих условий. Так же, как для нравственной деятельности нужно правильно определить её, и для истинного познания должен быть указан соответствующий безусловный предмет, который Соловьёвым в общем определяется как "сущее всеединое"м. Соответствующую систему истинного знания Соловьёв представляет себе как некий "всесторонний синтез" ("великий
57 Они, "обладая вечным бытием в сфере абсолютной, еще не имеют видимого существования" // Там же.
58 Там же, С. VII.

Рекомендуемые диссертации данного раздела