Интернированные китайцы в Сибири : 1930-е годы

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 07.00.02
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2013
  • Место защиты: Красноярск
  • Количество страниц: 197 с. : ил.
  • бесплатно скачать автореферат
  • Стоимость: 230 руб.
Титульный лист Интернированные китайцы в Сибири : 1930-е годы
Оглавление Интернированные китайцы в Сибири : 1930-е годы
Содержание Интернированные китайцы в Сибири : 1930-е годы

ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
Глава 1. Интернирование китайцев в СССР
1.1 Японская агрессия в Маньчжурии
1.2 Антияпонское сопротивление в Маньчжурии
1.3 Интернирование китайских отрядов на территории СССР
1.3.1 Международное законодательство об интернированных лицах
1.3.2. Обстоятельства интернирования китайцев в СССР
Глава 2. Интернированные китайцы в Сибири
2.1 Состав, численность китайцев, места их размещения в Сибири
2.2 Политика местных органов власти в отношении китайцев
2.3 Организация труда интернированных китайцев
2.4 Репатриация интернированных китайцев на родину
2.5 Репрессии в отношении интернированных китайцев
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
СПИСОК ИЛЛЮСТРАТИВНОГО МАТЕРИАЛА
ПРИЛОЖЕНИЯ
Приложение 1. Карта Маньчжурии. 1931-1932 гг
Приложение 2. Политические и военные деятели Китая и Маньчжурии.... 188 Приложение 3. Приказ Реввоенсовета СССР от 4 декабря 1932 года

Приложение 4. Записка о переходе частей Су Бинвэня в СССР
Приложение 5. Указание Г.Г. Ягоды об интернированных
Приложение 6. Сообщение ПП ОГПУ Восточно-Сибирского края об
интернировании частей Ван Дэлиня и Ли Ду
Приложение 7. Приказ Реввоенсовета СССР и ОГПУ от 9 марта 1933 г. 194 Приложение 8. Часть списка личного состава интернированной армии
генерала Ли Ду
Приложение 9. Подписка интернированного Чан-тюн-чина с отказом от
выезда в Китай
Приложение 10. Протокол допроса Шо-фу-лина от 2.02.1935 года на китайском языке

Введение
Актуальность темы исследования. Современные отношения между народами опираются на исторический опыт. Российско-китайское взаимодействие, предопределявшееся географической близостью двух стран и насчитывающее около четырех веков, многогранно и многоаспектно. Наиболее динамично взаимоотношения России и Китая развивались в течение двадцатого века: эйфория от революционного потенциала Китая сменялась
вооруженным противостоянием двух государств и разрывом дипломатических отношений, помощь в отражении японской агрессии и «дружба навек» -обвинениями друг друга в ревизионизме, великодержавном шовинизме и измене делу коммунизма. После достаточно продолжительного периода охлаждения 1960-1980-х годов отношения между странами, очищенные от идеологических наслоений1, восстановлены в полном объеме: развиваются межправительственные связи, экономические и культурные контакты, решены многие спорные вопросы. На сегодняшний день партнерство с Китаем входит в систему жизненно важных интересов России. Но, несмотря на смены исторических эпох и изменение градуса отношений, одним из важнейших направлений взаимодействия между двумя странами, а также неотъемлемой частью истории России является китайская миграция.
В двадцатом веке массовые китайские иммиграции носили в основном торгово-экономический и трудовой характер и отличались, как правило, добровольным перемещением лиц на территорию России (СССР). Однако помимо «добровольных мигрантов» в разные периоды времени в России находились иностранные граждане, оказавшиеся в чужой для них стране не по своей воле -беженцы, военнопленные. В 1930-е годы китайская диаспора СССР значительно
1 Ларин А.Г. Китайские мигранты в России. М., 2009. С. 8.
пополнилась за счет достаточно специфической категории иностранцев -интернированных солдат и партизан, отступивших на территорию Советского Союза под давлением японских вооруженных сил, оккупировавших Маньчжурию. В СССР в общей сложности оказалось несколько десятков тысяч китайцев. До настоящего времени история их интернирования2 не стала предметом специального комплексного исследования, и одна из основных причин этого - недоступность архивных фондов.
Современные условия, связанные с либерализацией общественной жизни, позволяют исследователям изучать те страницы прошлого, которые не получили до настоящего времени достаточного освещения. Восстановление исторической картины и научная разработка проблемы интернированных иностранцев позволяют существенно дополнить и по-новому взглянуть на общую историю российско-китайских отношений в 1930-е годы, глубже исследовать весь комплекс проблем, связанных с пребыванием китайских граждан на территории России (СССР). Ликвидация «белых пятен» в истории межгосударственных отношений, безусловно, может способствовать формированию устойчивого сотрудничества России с таким важным для нее стратегическим партнером, как КНР.
Данная работа посвящена изучению истории интернированных китайцев в Сибири. Этот регион в 1930-е годы по решению советского правительства оказался территорией размещения китайских вооруженных формирований (регулярных войск, партизанских отрядов), вышедших на территорию СССР в поисках спасения от окончательного разгрома японскими войсками, оккупировавшими Маньчжурию. Часть из них находилась в Советском Союзе сравнительно небольшой период времени, часть, размещенная для работы на угольных копях Кузбасса и Хакасии, лесоразработках Нарыма, осталась в СССР на долгие годы, а то и навсегда.
2 Интернирование — особый режим ограничения свободы (принудительного задержания), устанавливаемый одной воюющей стороной в отношении гражданских лиц другой стороны или нейтральным государством в отношении оказавшихся на его территории военнослужащих воюющих сторон.

Дальнейшее развитие событий в Маньчжурии и вокруг нее, определявшееся расширением агрессии Японии, нежеланием официального Нанкина возглавить сопротивление оккупантам, а также «примиренческой» позицией международного сообщества, порождало опасения у руководства СССР о наличии сговора ведущих мировых держав и отдельных китайских милитаристских групп на базе раздела сфер влияния в Китае, в том числе за счет интересов СССР86. Выход Японии на рубежи Советского Союза со всей очевидностью поставил вопрос о следующем объекте интервенции: в контексте международной обстановки начала 1930-х годов ответ был однозначен - удар будет нанесен по СССР. В международном сообществе сомнений в этом практически не возникало. Посланник США в Китае Джонсон, характеризуя развитие обстановки на Дальнем Востоке, в депеше, направленной в Госдепартамент, подчеркивал: «Японские действия в Маньчжурии должны рассматриваться больше в свете русско-японских, чем китайско-японских отношений... Военные власти Японии... намерены продвинуть японскую границу дальше на запад в подготовке столкновения с Советской Россией, которое они считают неизбежным»87. СССР в 1931-1932 годах к военному отпору на своих дальневосточных рубежах не был готов.
Разворачивающиеся события предопределили векторы дальневосточной политики Советского Союза, направленной на обеспечение безопасности и интересов государства: укрепление обороноспособности на дальневосточных рубежах, урегулирование отношений с Китаем, сохранение на существующем уровне отношений с Японией. Краеугольным камнем этой политики стала позиция СССР в отношении маньчжурских событий. Ее принципиальные контуры были сформулированы на основе мнения И.В. Сталина: «...наше военное вмешательство, конечно, исключено, дипломатическое же вмешательство сейчас
Сталин и Каганович. Переписка. 1931-1936 гг. М., 2001. С. 116. 87 Цит. по: Мировицкая P.A. Указ. соч. С. 122.

Рекомендуемые диссертации данного раздела