Концептосфера и архетипическое пространство русской онтологической прозы последней четверти XX столетия

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 10.01.01
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2004
  • Место защиты: Краснодар
  • Количество страниц: 236 с.
  • бесплатно скачать автореферат
  • Стоимость: 230 руб.
Титульный лист Концептосфера и архетипическое пространство русской онтологической прозы последней четверти XX столетия
Оглавление Концептосфера и архетипическое пространство русской онтологической прозы последней четверти XX столетия
Содержание Концептосфера и архетипическое пространство русской онтологической прозы последней четверти XX столетия
Глава 1. К проблеме методологии целостного восприятия «деревенской прозы» как «пред-текста» духовно-нравственных исканий XXI столетия
Глава 2. Концептосфера «деревенской прозы» и ее философскостилевая «открытость»
Глава 3. Историко-культурные и эстетические архетипы в контексте художественно-публицистической «системы» Владимира Солоухина 80-90-х годов
Заключение
Библиографический список.
Современная отечественная литература переживает на рубеже ХХ-ХХ1 веков сложный процесс поиска новых нравственно-эстетических идеалов, более плодотворных форм творческого самовыражения. Пришло время подведения творческих итогов XX столетия, богатого содержательнотематическим многообразием, разноликого по идейно-эстетической палитре литературных направлений и школ: модернизм, «метафизический реализм» писателей-«традиционалистов» 20-30-х годов, социалистический реализм, онтологическая проза писателей-«деревенщиков», постмодернизм, «новый реализм». Примечательной чертой современного литературоведения является смена научной парадигмы с позитивистской, антропоцентрической по сути, на метафизическую, основанную на переосмыслении пространственно-временного континуума и учете моментов сакрализации утраченных смыслов и происходящих в современном сознании ментальных сдвигов и пр.
Одним из актуальных направлений современного литературоведения является изучение так называемой «деревенской прозы» с точки зрения онтологических свойств ее поэтики. Понятие «деревенская проза», на наш взгляд, в такой же степени условное, как и “городская” проза, “женская”, так как отражает лишь телу, содержательную фактуру произведений данного направления, которые в большинстве своем посвящены изображению национально-исторического быта российской глубинки. Но проблематика повествований В. Шукшина, Ф. Абрамова, В. Распутина, В. Белова, В. Астафьев, В. Шукшина, И. Акулова, Л. Бородина, Е. Носова, В. Крупина, В. Солоухина и др. авторов-“деревенщиков” намного глубже, нежели простое бытописание. Глубокий философско-нравственный подтекст и онтологические свойства поэтики таких произведений, как «Кануны», «Привычное дело»,
«Прощание с Матерой», «Последний срок», «Деньга для Марии», «Дом», «Владимирские проселки», «Великорецкая купель», «Усвятские шлемоносцы» и др. дают повод к названию «онтологическая проза».
В критике и литературоведении 70-90-х годов существует немало исследований, посвященных изучению художественной специфики “деревенской» прозы. В их ряду монографическая работа Ю.И.Селезнева “Василий Белов:
^ раздумья о творческой судьбе писателя” (1983) явилась этапной в
отечественной науке, так как в ней был обобщен и узаконен метод исследования “деревенской” прозы, обозначенный ранее в работах Э. Сафронова, Н. Яновского (“Виктор Астафьев: Очерк творчества”), Ф. Абрамова (“Семинарий. МА. Шолохов”). Ю.Селезнев представляет “деревенскую” прозу онтологической по своей сути, то есть направленной на поиск абсолютно-духовных сущностей в окружающей действительности.
Вслед за Ю. Селезневым, В. Кожинов, П Палиевский, В. Гусев в своих ли-'•*' тературно-кртпческих работах характеризуют онтологические признаки
«деревенской” прозы: наличие метафизического пласта изображаемых
философско-нравственных проблем; многоуровневое художественное пространство, включающее помимо эмпирической реальности конкретных исторических событий, реальность абсолютную, духовную, свидетельствующую о существовании высоких помыслов и чаяний; концепция личности, основанная на идее «нераздельно-неслиянного единства богочеловека» (С. Франк) и предполагающая наличие духовного характера, внутренней свободы, аскетизм мышления, внеисгоризм мировосприятия. В духовно-нравственном отношении данная соборная личность иерархически выше индивидуальной.
В статье “Начало нового этапа?” (1974) В. Кожинов, говоря о современной литературе, разграничивает в ней гносеологическую усложненность, идущую от сложности чисто литературной, сложности манеры, стиля, и онтологическую
через время - к «синхронии» вечных смыслов и ценностей как к цели. Это и есть его телеологиииость» (выделено мной - И.Г.),_(118. С. 479).
Таким образом, целостный подход к освоению эстетических ценностей онтологической прозы, что явствует из опыта исследования творчества Пушкина, предпринятого В. Непомнящим, может быть основан на учете диахронического принципа восприятия действительности, эксплицирующего законы всеобщей бытийственной синхронии. и носит характер телеологический. Он обязывает исследователя постигать логос целостного процесса В отличие от детерминистского подхода, при анализе художественного содержания произведения руководствующегося вопросом «почему?», целостный, телеологический подход руководствуется вопросом «для чего?» и связывает его не с «внешней» волей автора, его намерениями, «идеей» и «целью», то есть внешне-идеологическим целеполаганием, но с целеустремленностью внутренней, собственно художественным движением. «Поступательный импульс исходит словно из глубин самой поэтики, которые в значительной мере автономны от сознательной авторской воли» (выделено мной - И.Г.), (118. С. 480). В качестве примера поступательного импульса самой поэтшш В. Непомнящий приводит изумление Пушкина по поводу замужества Татьяны. Нельзя не согласиться с тем, что буквально весь текст «Онегина» представляет собой сложнейшее взаимодействие авторских интенций и разнообразных непредсказуемостей «свободного романа». Когда же внутренний, собственно художественный телеологический импульс отсутствует и автору ничего не остается, как что-нибудь «придумать», чтобы продолжать или закончить, - Пушкин, как свидетельствует В. Непомнящий, либо бросает начатое сразу, либо после попыток подменить волю своего гения «личной» волей. «Иначе говоря, - заключает исследователь, - поэтика Пушкина - живой организм, в самом себе содержащий синергию - едва ли не тождество -причины и цели: «почему» и «для чего» (118. С. 480).

Рекомендуемые диссертации данного раздела