Репрезентации "чувствительности" в литературном и живописном портретах в России второй половины XVIII века

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 24.00.01
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2005
  • Место защиты: Москва
  • Количество страниц: 214 с. : ил.
  • бесплатно скачать автореферат
  • Стоимость: 250 руб.
Титульный лист Репрезентации "чувствительности" в литературном и живописном портретах в России второй половины XVIII века
Оглавление Репрезентации "чувствительности" в литературном и живописном портретах в России второй половины XVIII века
Содержание Репрезентации "чувствительности" в литературном и живописном портретах в России второй половины XVIII века
Глава 1. Представления о “чувствительности” в западноевропейской и русской культуре второй половины XVIII века
1.1. Понимание чувств в философии
1.2. Традиции представления “чувствительности” в литературе
1.3. Представление чувств и “характеров” в живописи
Глава 2. Образы любви и дружбы в русской художественной культуре 1760-1770-х годов
2.1. Модели социального поведения влюбленных
2.2. Конструирование облика влюбленных
2.3. Изображение дружеского общения в литературных текстах
2.4. Репрезентации чувств в живописных портретах
Глава 3. “Чувствительность” в русском сентиментальном романе и живописном портрете 1780 - 1790-х годов
3.1. Изображение любовной страсти в литературе
3.2. Конструирование субъективности другого: роль “физиогномического” анализа
3.3. Формирование портретных моделей в литературе
3.4. Трактовка “чувствительности” в живописных портретах
Заключение
Список источников и литературы
Приложения
Постановка проблемы. Диссертационное исследование посвящено культуре репрезентации чувств человека в России 2-й половины XVIII века. Постановка темы связана с анализом представлений о субъективности человека и социальном поведении в русской культуре XVIII столетия. Особый интерес для исследования представляют знания того времени о способах переживания чувств, о дозволенных эмоциях, границах их публичного проявления и влиянии на социальное поведение человека.
В XVIII веке эти знания тесно связаны с процессами формирования представлений о субъективности человека, которые отразились в дискуссиях на темы философии, литературы и философии искусства вокруг проблем возможности индивидуального, отличного от других внешнего облика и стратегий поведения.1 В то же время эти представления, как было показано исследователями культуры этого времени, историчны, они значительно отличаются от понимания субъективности уже в XIX веке
Постановка проблемы диктует понимание литературного и живописного портретов как текстов, отражающих систему значений приписываемых в культуре XVIII века облику Человека, лицу, взгляду, манере поведения. Использование понятия текста в работе опирается на представления о тесной связи системы создаваемых в культуре значений со способами их представления в различных культурных практиках и системой социальных ценностей, нашедших в них отражение. Такое понимание портрета позволяет при анализе литературных текстов рассматривать даже незначительные упоминания о внешнем облике и поведенческих стратегиях героев.
Характерно, что формирование представлений о переживании чувств и субъективности человека неразрывно связано с проблемами создания в культуре языков описания и осмысления эмоций. В этом контексте для нас представляют интерес культурные практики, в которых происходит формирование представлений о чувствах и языков их описания.
1 Lynch D, Overloaded Portraits: The Excesses of Character and Countenance // Body and Text in the Eighteenth Century. Stanford University press, 1994. P. 112-142.
2 Сеннет P. Падение публичного человека. М.: Логос, 2002.
В связи с этим для рассмотрения в диссертационной работе избраны такие художественные практики, как литература и живопись, а в рамках анализа этих практик особое внимание уделено литературному и живописному портрету. Выбор материала исследования позволяет рассмотреть весь комплекс проблем, связанных с представлениями о субъективности человека: существующие в культуре знания о связях внешнего облика человека и его психики, о должных или возможных поведенческих стратегиях.
На протяжении XVIII века в литературе, эстетике, философии создается сложная система теорий и метафор, описывающая психику человека. Одними из наиболее часто используемых в самых различных контекстах и культурных практиках становятся понятия чувств, “страстей”, “чувствований” и “чувствительности”. В работе рассмотрена система значений, связанных в культуре XVIII века с чувствами и “чувствительностью”. В ходе работы с репрезентациями “чувств” нами использован как словарь, созданный в текстах XVIII века для обозначения психики человека, так и понятия современной философии. Так, для указания на специфику репрезентаций “страстей” использовано понятие аффекта или “тела - аффекта” как сильной эмоции или шока, которые “создают в нас движение, которое направляется против организма и Я - чувства” и влечет за собой кардинальные физические трансформации
С появлением романов Руссо и “мещанских” драм “чувствительность” становится одним из ключевых понятий в литературном мире 2-й половины XVIII столетия и центральным для русских писателей конца века. Идеи “чувствительности” находят широкое распространение в литературе, в эстетике, философии и культуре повседневности, что позволяет исследователям говорить о формировании “культуры чувствительности”, охватывающей как литературные тексты, так и систему поведенческих стратегий
В рассматриваемых нами культурных практиках с этим понятием связаны различные смыслы, в которых нашло отражение осмысление психики
3 Подорога В. Феноменология тела: Введение в философскую антропологию (Материалы лекционных курсов 199 -1994 годов). М.' Ad Marginem, 1995. C. 65-66.
4 Markman E. The Politics of Sensibility: Race, Gender and Commerce in the Sentimental Novel.
Cambridge, 1996; Van Sant AJ. Eighteenth-Century Sensibility and the Novel: the Senses in Social
В данном случае важно, что отправной точкой является взаимное незнание, отказ от речи и от анализа внешности партнера, когда вся ответственность за контакт с другим возлагается на “взаимную сердечную склонность”, которую описать в тексте довольно сложно, но можно представить при помощи описания коммуникативной ситуации.
Ситуации проявления “сердечной склонности” содержат краткие упоминания о взгляде, отражающем “нечто приятное” и привлекающем к себе. Указания на взгляд, задающий импульс для контакта, становятся маркером ситуаций симпатии. Так, в сцене встречи Клевеланда с незнакомкой, учтиво и сочувственно обратившейся к страдающему герою и вызвавшей его симпатию, особое внимание уделено ее взгляду: “Взор ея так меня тронул, что тотчас невзирая на простоту ея одежды перед ней встал.”46
Описание “сердечной склонности” к другому часто включает портреты - подробное представление внешнего облика персонажа. Рассмотрим, как они структурированы и чем вызвано их появление в тексте.
Так, в описании встречи Клевеланда с учтивой пожилой женщиной не только упоминаются, но и представлены взгляд, лицо и одежда незнакомки. Лицо, включенное в ситуацию проявления склонности к страдающему другому, отражает специфику этой ситуации, оно “имеет нечто приятное”, взгляд
отражает существо душевное
Логика ситуации предполагает, что именно это “отражение” души на лице и во взгляде человека привлекает к нему. Однако лицо, отражающее интуитивную сердечную склонность героев, не может быть рационально осмыслено и адекватно представлено в тексте. Клевеланд, который и в этом случае с позиции наблюдателя может фиксировать только результаты эмпирических наблюдений, констатирует, что в лице присутствует “нечто”, что может быть осмыслено как “отражение души”. Он фиксирует это ощущение, возникающее при взгляде на незнакомку, в большей степени, чем делает попытку осмыслить ее облик.
Русский переводчик тщательно передает невозможность объяснить это ощущение, используя формулировки “по-видимому”, “по крайней мере”: “Из
46 Философ английской. Т. 2. С 62-63. "Там же. С. 62-63.

Рекомендуемые диссертации данного раздела