Культуролого-антропологические основания праздника: семантико-семиотические аспекты

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 24.00.01
  • Научная степень: Докторская
  • Год защиты: 2009
  • Место защиты: Тамбов
  • Количество страниц: 319 с. : ил.
  • бесплатно скачать автореферат
  • Стоимость: 250 руб.
Титульный лист Культуролого-антропологические основания праздника: семантико-семиотические аспекты
Оглавление Культуролого-антропологические основания праздника: семантико-семиотические аспекты
Содержание Культуролого-антропологические основания праздника: семантико-семиотические аспекты
ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
Глава I. СЕМАНТИКА ПРАЗДНИКА
1.1. Смысловая основа массового праздника
1.2. Архитектоника массового праздника
1.3. Методология исследования функциональных оснований 79~
массового праздника
1.4. Выводы по I главе
1.5. Список цитируемой литературы по 1 главе
Глава П. СЕМИОТИКА ПРАЗДНИКА
2.1. Текст праздника как семиозис «объясняющего понимания»
2.2. Смех как семиотическая компонента праздника
2.3. Удовольствие как семиотичность праздника
2.4. Выводы по II главе
2.5. Список цитируемой литературы по II главе
Глава IH. ЧЕЛОВЕК КАК СЕМАНТИКО- 201 СЕМИОТИЧЕСКАЯ ЕДИНИЦА ИЗМЕРЕНИЯ КАЧЕСТВА ПРАЗДНИКА
3.1. Трансформация мышления в празднике
3.2. Трансформация индивидуального воображения в празднике
3.3. Семантико-семиотичность праздника как условие расширения 250 компетентностных качеств личности
3.4. Выводы по HI главе
3.5. Список цитируемой литературы по III главе
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ
Актуальность исследования. Изучение культурологоантропологических особенностей праздника обусловлено необходимостью разрешения глубокого противоречия, образовавшегося на современном этапе развития российского общества. С одной стороны, праздник является непременным условием позитивной жизнедеятельности каждой отдельно взятой личности и социума в целом, выполняя такое количество общественнополезных функций, что его совокупную роль в жизни социума невозможно переоценить; праздник содействует стабилизационным процессам в жизни цивилизаций, являясь показателем социального, экономического, политического уровней развития стран и народов; противостоя повседневности и будничности, праздник восполняет эмоции и ощущения, которых так недостает в обыденной жизни, привлекая для данной цели всю свою мощную гедонистичность; наконец, самое главное, в идеале праздник — это архетипизированная (поэтому доступная массовому пониманию) иллюзорная действительность, на короткий промежуток времени становящаяся реальностью, в которой ярко выражены эстетически оформленные смыслы, в том числе, сакральные. С другой стороны, ни для кого не секрет, что в настоящее время сам феномен праздника претерпевает мощные изменения (отнюдь не прогрессивного свойства), которые «сужают» объем и значимость традиционных праздников; их место занимают множественные узконаправленные мероприятия корпоративного и представительского свойства, в которых теряются не только «остатки» изначальных смыслообразующих основ праздников, но и значительная часть их семантикосемиотических аспектов. Надо отметить, что формообразующие начала современных отечественных праздников также далеки до совершенства; они представляют собой причудливый симбиоз, состоящий из «наслоений» различных праздничных типов и жанров, слабо поддающихся логике

целостности семиотических праздничных систем. Праздничная стихия пытается сочетать мало сочетаемые элементы: «цитаты» из христианских праздников и дохристианских языческих обрядов, идеи античных празднеств и средневековых европейских мистерий, заимствованные обычаи разных стран и праздничные фрагменты социалистического этапа культурного строительства в нашей стране и т.д., и т.п.
Обращение к праздничной реальности свидетельствует, что бытие в современном празднике, во-первых, сводится к декоративно-развлекательным, культурно-бесплодным формам; во-вторых, характеризуется постепенным «расшатыванием» связей со смыслообразующими ценностями и деструкцией экзистенциальной сущности праздника; в-третьих, осуществляет подмену истинно праздничного события на увеселительное зрелище суррогатного свойства. К сожалению, приходится констатировать тот факт, что современный человека утрачивает «способность подлинно праздновать». Однако, как уже сказано выше, непреходящая потребность человека в празднике как условии полноценного бытия не может быть отменена даже современной тенденцией к «свертыванию» пространства чисто человеческих взаимоотношений. Таким образом, рассмотрев то же самое проблемное противоречие несколько с иной стороны, мы вновь приходим к выводу о продиктованной жизнью логике поиска новых праздничных форм, выражающих способ существования человека в горизонте времени.
Актуальность изучения культуролого-антропологических оснований массового праздника и его семантико-семиотических аспектов обусловлена также общей направленностью развития гуманитарной науки в целом, которая с середины прошлого века отходит от социально-исторического вектора и поворачивается в сторону культурной истории; переходит от изучения однолинейности эволюционного процесса к рассмотрению цивилизационных взаимодействий различных культурно-исторических систем. Данный аспект требует сформулировать новый взгляд на сущность культурологоантропологических оснований праздника, поскольку обозначение места и роли

Рассмотренные работы и представленные концепции праздника позволяют судить о широте проводимых исследований праздничной
культуры, однако, и эти, и другие наблюдения, многократно
зафиксированные в научной литературе, не исчерпывают сущности
культуролого-антропологических оснований праздника и его семантикосемиотических основ.
. На наш взгляд, взяв на вооружение идеи М.М. Бахтина, можно предложить следующий подход к современному осмыслению такого явления, как массовый праздник: рассмотрение культуролого-антропологических оснований массового праздника через призму компаративных противоположностей «праздник-будни». Амбивалентность и дуальность компаративной пары «праздник-будни», характерной для всех традиционных культур, позволяют выделить среди множества смыслов праздника в.
контексте культуры следующую теоретическую парадигму: «Будни - не праздник, праздник - не будни».
Действительно, смысловые основания массового праздника существенно меняются в зависимости от компаративности дуэта «праздник-будни»; вся эмпирическая-атрибутика с завидным постоянством балансирует на грани сравнения данной оппозиционной пары. Компаративность противоположностей «праздник-будни» определяется значительным местом, занимаемым праздниками во всех традиционных культурах (не только по своей эмоциональной нагрузке, но и по временной продолжительности). Как отмечал К.О. Жигульский [39], праздники суммированно длились зачастую до 7-8 месяцев в году, и все общество (без исключения) было включено в праздничные действа: их обслуживала значительная часть населения, а остальная — выступала в качестве активно действующих субъектов.
Многочисленные работы М.М. Бахтина способствовали принятию отечественной историографией концепции праздника как идеального мира. В праздничную (идеальную) жизнь из будней переносились самые привлекательные, лучшие фрагменты обыденной жизни, которые в

Рекомендуемые диссертации данного раздела

Шмаина-Великанова, Анна Ильинична
2011