Новейшее отечественное искусство : Методол. аспекты исслед.

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 17.00.04
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 1998
  • Место защиты: Санкт-Петербург
  • Количество страниц: 250 с. + Прил. (с. 251-380: ил.)
  • Стоимость: 230 руб.
Титульный лист Новейшее отечественное искусство : Методол. аспекты исслед.
Оглавление Новейшее отечественное искусство : Методол. аспекты исслед.
Содержание Новейшее отечественное искусство : Методол. аспекты исслед.
ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ И АНАЛИЗ ЛИТЕРАТУРЫ
ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ
ГЛАВА I.
РУССКИЙ АВАНГАРД И СТАЛИНСКОЕ ИСКУССТВО:
КРИТИКА БИНАРНЫХ ОППОЗИЦИЙ
ГЛАВА II
ОФИЦИАЛЬНОЕ И «НЕОФИЦИАЛЬНОЕ»
СОВЕТСКОЕ ИСКУССТВО 60-80-х ГОДОВ
В СЕМИОТИЧЕСКОМ КВАДРАТЕ
ГЛАВА III
ОНТОГЕНЕЗ СОБЛАЗНА И ЖЕЛАНИЯ НА ПРИМЕРЕ НЕКОТОРЫХ ЯВЛЕНИЙ
НОВЕЙШЕГО ОТЕЧЕСТВЕННОГО ИСКУССТВА
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ПИСЬМО ОБ ИСКУССТВЕ:
ПРОБЛЕМА СТАТУСА
ПРИМЕЧАНИЯ
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
СПИСОК ИЛЛЮСТРАЦИЙ
ИЛЛЮСТРАЦИИ

ВВЕДЕНИЕ
ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ И АНАЛИЗ ЛИТЕРАТУРЫ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ
Уникальность текущего момента в российской истории и культуре заключается в том, что сложившаяся ситуация целым рядом исследователей описывается не иначе, как в «пост-ката-строфических», эсхатологических терминах1. Социальная обусловленность подобных настроений (очевидна; в области же художест- ? венной на отечественную ситуацию чрезвычайно заманчиво спроецировать выводы западного постструктурапистского дискурса о «конце истории», «смерти автора», «исчезновении искусства». Можно сказать, в очередной раз подтверждается наблюдение, зафиксированное Ю. Лотманом и Б. Успенским: «“Чужое” получает значение культурной нормы и высоко оценивается на шкале культурных ценностей, а “свое” или вообще выводится за пределы культурной нсрмы как “докультурное”, или же получает низку ю оценочную характеристику. Таким образом создаются условия :щя своеобразной культурной травестии» [214; С. 112*]. Особенно знаменательной данная тенденция должна казаться в последние годы, засвидетельствовавшие распад Советского Союза и крах «социалистического реализма». Половодье возрожденного авангардистского экспериментаторства и постмодернистских соблазнов выгля-
‘ - Здесь и далее ссылки на источники, помещенные в списке литературы, который находится в конце диссертации, приводятся в квадратных скобках, по следующей системе: порядковый номер по списку, том (если издание многотомное), страница. Более развернутые сноски помещены после основного текста диссертации.

дит естественной компенсацией за долгие годы идеологического ригоризма и нетерпимости. Но куда сложнее оказалось избавиться от типичной российской тотальности мышления и осознать «бытий-ственную случайность» обнажившейся реальности.
Начиная в 1959 году свою книгу по истории современного направления в искусстве (ставшую выдающимся памятником модернистского мышления), Г. Рид отметил невозможность исчерпания данной темы — «...хотя бы по той причине, что сия история еще не достигла конца своего развития»2. Словно отвечает ему П. де Ман: «Рефлексивное письмо о модернизме подводит к проблемам, ставящим под вопрос пригодность самого термина... Вполне допустимо, что существует внутреннее противоречие между модернизмом, который является способом действия и поведения, и такими понятиями, как «рефлексия» и «идея», играющими важную роль в литературе и истории. Спонтанность современного бытия вступает в конфликт с заявленным намерением думать и писать о модернизме; отнюдь не факт, что искусство и модернизм - в каком-либо смысле сопоставимые концепции» [429; С.142]. На исходе XX столетия западное творческое сознание обнаружило (и отоефлексиро-вало!) себя в парадоксальном «постсовременном состоянии», когда все утопии вроде бы реализованы, и История — в смысле прогрессивного движения к некоей идеальной цели — как будто «прекратила течение свое». Разделить конфузию Запада ныне спешит пост-советская культура, в очередной раз расстилая свежий лист; — только вот писать на нем весьма затруднительно: ведь постмодерн учит, что невозможно утверждаться в качестве независимого, оригинального автора-творца.
Под сомнение, вопрошание деконструктивистская мысль ставит как самую возможность эстетического дискурса, так и его сложившийся инструментальный, категорийный аппарат, стремясь об-

ства, организованной петербургской галереей «Ариадна» (1990), главное внимание отдано основным группировкам молодых петербургских живописцев — «митькам», «новым художникам», «некро-реалистам» и другим — чья «родословная» прослеживается от фольклора и лубка, Д. Хармса и «обэриутов» — до новейших «граффити» и панк-культуры.
Но все же освоение крупного пласта отечественного (и в том числе, ленинградского) «неофициального» искусства в периодике конца 80-х — начала 90-х началось с серии монографических зарисовок, варьировавшихся по информативности и литературным достоинствам, но в целом довольно поверхностных. При разнообразии конкретных подходов, все авторы делали акцент на драматических обстоятельствах личной судьбы того или иного художника (гонения, замалчивание, невозможность нормальной работы), соотносили его с гуманистической традицией мирового наследия, а затем предлагали эмоциональное описание творчества, неизменно подчеркивая интеллектуальный потенциал, серьезность, живописную культуру, В качестве примеров можно назвать заметки Е. Андреевой о С. Россине [6], Е. Нестеровой — о Ф. Волосенкове, В. Лукке и В. Михайлове, а также о Г. Устюгове [249 и 250], Л. Гуревич — о В. Шаги-не [101], 3. Журавлевой — о Е. Орлове [136], В. Пожидаева — об А. Исакове [276], Т. Шехтер — об А. Гуревиче и А. Манусове [369 и 370], и так далее. Поток публикаций-«открытий» подобного рода не прерывался практически до середины 90-х годов (до закрытия, в силу ряда причин, большинства журналов).
На фоне продолжающегося разговора о все новых мастерах-«неформалах», для того, чтобы четче представить их своеобразие, логично обратиться к ближайшим современникам — членам ЛОС-Ха. Манежная выставка живописцев «левого крыла Союза» — ле-нинградцев-участников «группы 11-ти», заявивших о себе в 1972

Рекомендуемые диссертации данного раздела