Правосубъектность Российской Федерации в контексте международного права

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 12.00.10
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2007
  • Место защиты: Москва
  • Количество страниц: 168 с.
  • бесплатно скачать автореферат
  • Стоимость: 250 руб.
Титульный лист Правосубъектность Российской Федерации в контексте международного права
Оглавление Правосубъектность Российской Федерации в контексте международного права
Содержание Правосубъектность Российской Федерации в контексте международного права
ГЛАВА I. ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ ГОСУДАРСТВ
1.1. Особенности правосубъектности государств
1.2. Отдельные теоретические аспекты правопреемства, континуитета и идентичности государств
ГЛАВА II. МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
2.1. Анализ существующих позиций относительно международной правосубъектности Российской Федерации
2.2. Анализ международно-правовых актов, внутригосударственных актов Российской Федерации, нотной переписки и заявлений относительно международной правосубъектности
Российской Федерации
ГЛАВА III. ВНУТРЕННЯЯ ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
3.1. Континуитет России и ее внутренняя правосубъектность
3.2. Анализ примеров из судебной практики, связанных с попытками взыскания с Российской Федерации денежных средств в погашение внутреннего долга Союза ССР
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Актуальность темы диссертационного исследования. В науке международного права проблемы правосубъектности государств, возникающие при некоторых территориальных изменениях, всегда вызывали огромный интерес и ожесточенные споры между учеными-международниками. Так, в XIX веке в течение длительного времени шли споры о правосубъектности Италии — является ли она новым государством или государством, продолжающим под иным названием международную правосубъектность Сардинского королевства, о правосубъектности германских государств, а также Австрии и Венгрии1. В первой половине XX столетия вопросы правосубъектности поднимались при появлении в 1918 г. Югославии, а также отделении Пакистана от Индии2.
Возникновение спорных в данной области вопросов объясняется, по мнению Д. Анцилотти, отсутствием как в теории международного права, так и в практике межгосударственных отношений универсально действующих критериев для определения факта прекращения существования государства как субъекта международного права3.
Такое положение вещей безусловно влечет за собой возникновение проблем и в области правопреемства государств, отправной точкой для решения которых (для случаев правопреемства, связанных с международной правосубъектностью государства4) является либо факт прекращения существования государства-предшественника, либо факт отделения от государства части его территории с образованием на ней нового государства5.
1 См.: Захарова Н.В. Правопреемство государств. М., 1973. С. 29.
2 См.: Там же. С. 29.
3 См.: Анцилотти Д. Курс международного права. Т. 1. М., 1961. С. 177.
4 Дело в том, что такие территориальные изменения, как переход части территории одного государства под юрисдикцию другого государства, хотя и вызывают постановку вопроса о правопреемстве, не связаны тем не менее с международной правосубъектностью государства.
5 Хотя теоретически продолжение существования государства при отделении от него части его территории не должно в его отношении поднимать вопросы правопреемства, поскольку оно сохраняет принадлежащие ему права и обязанности как тот же самый субъект международного права, невозможность на практике установить, что именно имело место (отделение или распад), например, при крупных территориальных потерях, вызывает зачастую споры о «наследстве» между новыми государствами и продолжающим свое существование «старым» государством.
Следует отметить, что Венская конвенция «О правопреемстве государств в отношении договоров» от 23 мая 1978 г. и Венская конвенция «О правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов» от 8 апреля 1983 г. (далее - Венские конвенции 1978 и 1983 гг.) также не внесли ясности в вопрос
0 том, каким образом можно объективно установить факт прекращения существования государства.
Безусловно, Венская конвенция 1983 г. определяет, что, например, в случае разделения государства имеет место прекращение его существования1, но в то же время обязательно действующих норм, позволяющих определить, что именно имело место - разделение или отделение, она не содержит.
«Развал»2 Союза ССР и образование на его территории ряда новых государств вновь поставили на повестку дня не только юристов-международников, но и всего мирового сообщества вопросы, связанные с международной правосубъектностью государств: имеет ли место континуитет международной правосубъектности Союза ССР либо все возникшие на его территории государства являются новыми государствами?
От ответа на поставленный вопрос зависит и решение тесно связанных с международной правосубъектностью государств следующих вопросов правопреемства: имеет ли место полное (в случае, если Союз ССР как субъект международного права прекратил свое существование, а все возникшие на его территории государства являются новыми) или частичное (при условии, что Союз ССР как субъект международного права продолжает свое существование) правопреемство в отношении комплекса имущественных и неимущественных правоотношений Союза ССР.
1 В связи с этим следует отметить, что некоторые ученые-международники придерживаются мнения, согласно которому при распаде или расчленении государство может и не прекратить своего существования как субъект международного права. (См.: Хайд Ч. Международное право, его понимание и применение Соединенными Штатами Америки. Т. 2. М., 1951. С. 123.)
2 Здесь и далее под «развалом» Союза ССР мы будем понимать не ликвидацию государства как субъекта международного права, а произошедшие с ним территориальные, конституционные и иные изменения.
ею в рамках статей, регулирующих вопросы правопреемства при отделении частей государства, независимо от того, продолжает ли существовать государство или нет1.
При разделении или отделении частей государства с образованием новых государств, в соответствии со статьей 34 Венской конвенции 1978 г., любые договоры государства-предшественника или «старого» государства, находящиеся в силе в момент правопреемства государств в отношении всей территории государства-предшественника или старого государства, сохраняют силу для вновь образованных государств-правопреемников. Согласно указанной статье, любой договор, находившийся в силе в момент правопреемства в отношении лишь той части территории государства-предшественника или «старого» государства, которая стала государством-преемником, продолжает находиться в силе в отношении исключительно этого государства-преемника.
Согласно статье 35 Венской конвенции 1978 г., любой договор, который в момент правопреемства находился в силе в отношении «старого» государства, продолжает свое действие в его отношении.
Нормы, установленные вышеуказанными статьями, не применяются, когда государства договорились об ином либо когда применение договора несовместимо с целями данного договора или коренным образом изменяет условия его действия.
Обращает на себя внимание, что рассмотренные нами выше статьи Венской конвенции 1978 г. не проводят различия между многосторонними и двусторонними договорами, в отличие, например, от статей, регулирующих вопросы правопреемства новых независимых государств. Указанное очевидно позволяет сделать вывод, что статьи 34 и 35 распространяются в одинаковой степени как на двусторонние, так и на многосторонние договоры.
Что касается вопроса правопреемства многосторонних договоров, не вступивших в силу на момент правопреемства, либо многосторонних
1 См.: Статьи 34,36 Венской конвенции 1978 г.

Рекомендуемые диссертации данного раздела