Уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты привлечения лица в качестве обвиняемого

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 12.00.09
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2005
  • Место защиты: Владимир
  • Количество страниц: 181 с.
  • бесплатно скачать автореферат
  • Стоимость: 230 руб.
Титульный лист Уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты привлечения лица в качестве обвиняемого
Оглавление Уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты привлечения лица в качестве обвиняемого
Содержание Уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты привлечения лица в качестве обвиняемого
Глава 1. Общая характеристика процессуального акта привлечения в качестве обвиняемого
§ 1. Процессуальный статус обвиняемого
в уголовном процессе Российской Федерации
§ 2. Понятие процессуального акта привлечения в качестве обвиняемого и его место в системе следственных действий
Глава 2. Процессуальный порядок привлечения в качестве обвиняемого
§ 1. Вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого
§ 2 Предъявление обвинения
§ 3. Допрос обвиняемого
§ 4 Изменение и дополнение ранее предъявленного обвинения
Глава 3. Уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты привлечения в качестве обвиняемого в контексте неоинституциональной теории экономики преступлений и восстановительной государственно-правовой политики борьбы с преступностью § 1. Тактико-криминалистические аспекты привлечения лица
в качестве обвиняемого
§ 2. Юридическое удостоверение в стадии предварительного расследования факта совершения общественно-опасного деяния конкретным лицом в случае мирного
урегулирования уголовно-правового спора
Заключение
Библиографический список
Приложения
Актуальность темы исследования и степень ее разработанности.
Как известно, 22 ноября 2001 года Государственной Думой РФ был принят новый уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, одобренный Советом Федерации 5 декабря 2001 года и вступивший в действие с 1 июля 2002 года (ФЗ № 177 от 18 декабря 2001 г.).
В правовую материю рассматриваемого кодифицированного нормативно-правового акта были включены основные достижения судебноправовой реформы и государственно-правовой политики Российской Федерации в области борьбы с преступностью конца XX - начала XXI вв.
Принципиально новое освещение в уголовно-процессуальном законодательстве получил и правовой институт привлечения лица в качестве обвиняемого, нашедший отражение в главе 23 УПК РФ «Привлечение в качестве обвиняемого. Предъявление обвинения» (ст. 171-175).
В науке уголовно-процессуального права законодательная регламентация рассматриваемого процессуального акта (равно как и соответствующие теоретические представления) в главных своих чертах считаются достаточно консервативным явлением, что само по себе не так уж и плохо. Однако за последние десятилетия следственная практика накопила значительный опыт по претворению в жизнь предписаний уголовно-процессуального законодательства, касающихся этого феномена. Да и наиболее известные труды ученых юристов, специально посвященные процессуальному порядку привлечения лица в качестве обвиняемого, как показывает наше исследование, увидели свет в основном в середине 70-х - 80-х годов прошлого века. На рубеже XX -XXI столетий на страницах периодической юридической печати ему посвящались отдельные публикации, но комплексного монографического исследования, как это не покажется парадоксальным, не производилось.
И это несмотря на то, что процессуальный акт привлечения лица в качестве обвиняемого, внешне сохраняя приверженность устоявшимся правовым
традициям, в отдельных частных вопросах правоприменения вплоть до настоящего времени среди правоведов и специалистов-практиков не находит единообразного толкования. К их числу, в первую очередь, следует отнести особенности правового статуса обвиняемого, представленного в ст. 47 УПК РФ, содержащей исчерпывающий перечень его прав (пп. 1-21, ч. 1), но совершенно игнорирующей какие-либо обязанности; соотношение понятий «привлечение лица в качестве обвиняемого» и «привлечение к уголовной ответственности»; специфика правового положения обвиняемого по уголовным делам, подследственным органам дознания; взаимообусловленность терминологических выражений «обвиняемый-осужденный» и «осужденный-обвиняемый» в приложении к процедурным вопросам, спорадически возникающим и разрешаемым в стадии исполнения приговора; допустимость неполной реабилитации обвиняемого и возмещения ему ущерба в случае прекращения в отношении него в стадии предварительного расследования уголовного преследования в части предъявленного обвинения; принявшая чрезвычайно распространенный характер, порочная по сути, практика вынесения следователями многочисленных «отсекающих» постановлений на первоначальном этапе предварительного расследования уголовных дел; процессуальный порядок признания лица виновным в совершении преступления в случае мирного урегулирования сторонами уголовноправового спора, и проч.
Перечисленные вопросы не лучшим образом сказываются на реализации такого конституционного принципа уголовного процесса как презумпция невиновности (ст. 49 Основного Закона), который нашел законодательное закрепление в ст. 14 УПК РФ. Анализ содержания рассматриваемой правовой идеи в ее прикладном значении не всегда в состоянии убедительно ответить на вопрос о том, когда отсутствие у обвиняемого обязанности давать показания действительно сопутствует гуманистической установке государственноправовой политики Российской Федерации в области борьбы с преступностью, а когда указанный способ его «самозащиты» превращается в санкционированную законодателем скрытую форму активного противодействия орянваря 1999 г. «О мерах по реализации Указа Президента РФ от 23 ноября 1998 г. № 1422 «О мерах по совершенствованию организации предварительного следствия в системе МВД Российской Федерации» или с приказом Ге-нерального прокурора РФ № 31 от 18 июня 1997 г. «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием».
Однако изучение следственной практики показывает, что подобная установка в работе органов предварительного следствия остается распространенной. До некоторой степени это объясняется объективными причинами, о которых мы уже говорили — длительностью производства судебных экспертиз на досудебном этапе (особенно по экономическим преступлениям). С другой стороны, присутствуют элементы субъективизма. Во-первых, желание некоторых следователей максимально ограничить возможности участия защитника в стадии предварительного расследования, что особенно было характерно для следственной деятельности по УПК РСФСР. Это подтвердили 78,9% опрошенных. Во-вторых, понимание того, что быстрое после предъявления обвинения, окончание производства по уголовному делу неизбежно снижает показатели следователя по текущей нагрузке1. А это, в свою очередь, влечет поступление новых материалов, распределяемых руководителем следственного подразделения с учетом количества уголовных дел, находящихся в производстве у подчиненных. Со сказанным согласилось 67,7% респондентов.
В качестве средства ликвидации такой организации работы видится дальнейшее расширение ведомственного контроля со стороны руководителей следственных подразделений за качеством предварительного следствия, производимого следователями, различных форм воздействия органов прокуратуры и судов на выявляемые факты нарушений в деятельности должностных лиц органов уголовной юстиции на досудебном этапе.
Действенным рычагом может явиться и материальное стимулирование производительности труда следователей и дознавателей, что достижимо при
1 Дуйшенбиев Т.А. Интересы в уголовном судопроизводстве: Дис. ... канд. юрид. наук. - М.: Академия МВД РФ, 1999. - С. 35-58.

Рекомендуемые диссертации данного раздела