Методологические проблемы современного правоведения

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 12.00.01
  • Научная степень: Докторская
  • Год защиты: 2002
  • Место защиты: Екатеринбург
  • Количество страниц: 342 с.
  • Стоимость: 250 руб.
Титульный лист Методологические проблемы современного правоведения
Оглавление Методологические проблемы современного правоведения
Содержание Методологические проблемы современного правоведения
Оглавление.
Введение.
Глава 1. Социокультурные основания проблем методологии современного правоведения.
§1. Философско-методологические основания советской юридической науки.
§2. Аспекты анализа методологической ситуации современного правоведения.
Глава 2. Правоведение в контексте научного познания и методологических традиций.
§1. Наука и методология: понятие и основные характеристики научного познания.
§2. Проблема методологии естественных и гуманитарных наук. Отношение правоведения к основным методологическим традициям.
§3. Истоки и становление современного правоведения.
Глава 3. Проблемы предмета правоведения.
§ 1. Объект и предмет юридической науки: методологический смысл различения.
§2. Юридические понятия и предмет правоведения.
§3. Правоведение и юридическая практика: вопросы критериев оценки теоретических исследований права.
Глава 4. Проблемы метода правоведения: инструментальный аспект.
ф §1. Метод и методологический подход в правоведении.
§2.Методологическое значение юридических конструкций.
Заключение.
Литература.
Введение.
Актуальность темы исследования.
Увеличение значения методологических исследований является одной из основных тенденцией современной науки. Известно, что научная революция середины XIX - начала XX века, породившая беспрецедентный всплеск интереса к науке как феномену культуры, инициировала масштабные усилия научного сообщества по осмыслению собственных законов научной деятельности, ее роли в культуре и обществе. Одним из принципиальных результатов развернувшихся науковедческих исследований явилось формирование устойчивых представлений о методологии науки как относительно самостоятельном «наддисциплинарном» подходе к проблемам научного познания. Взлет методологической мысли захватил в XX столетии не только сферу философии и логики, но и распространился практически на все науки. Наряду с логико-гносеологическими, науковедческими исследованиями, обращенными к любой научной деятельности, науке «вообще», методологическая проблематика все больше актуализируется в рамках конкретных наук, воспринимается их представителями как «собственная». К середине века методологические исследования активно ведутся практически во всех областях науки, а в 60х-70х годах наблюдается настоящий методологический «бум»1. Наверное, одним из наиболее значимых
1 В частности, любопытны данные о масштабах методологических исследований в нашей стране в те годы. «По данным Всесоюзной научной конференции «Философские (методологические) семинары: опыт, проблемы, перспективы развития» (Новосибирск, 13-15 июня 1984 г.), только у нас в стране функционирует сегодня более 8700 семинаров, которые объединяют более 300 тыс. научных сотрудников, так или иначе занимающихся изучением методологических вопросов. А ведь методологические семинары - это в настоящее время лишь одна, хотя и одна из главных форм методологической подготовки членов научного сообщества». Методология в сфере науки и практики. Новосибирск. 1988. С. 65. См. также: Пископпель A.A. Научная концепция: структура, генезис. М.. 1999. С. 42.
результатов этих процессов можно считать сложившееся отношение к методологии как условию продуктивной научной деятельности, восприятие массовым научным сознанием того факта, что именно степень методологической разработанности, методологическая оснащенность любой современной науки решающим образом определяет ее эвристический потенциал, исследовательскую состоятельность и перспективы развития.
В принципе, экспансия методологического сознания не миновала и отечественную юридическую науку2. По сути, методологической интерпретации поддается ряд идей уже первых послереволюционных теоретиков права3. Специальные, правда, единичные, обращения к проблемам методологии изучения права прослеживаются с 40-х годов4. А с 60-х можно говорить уже о формировании устойчивого интереса советских правоведов к методологическим вопросам, о чем свидетельствует и появление развернутого
2 В литературе последних лет обозначилась дискуссия, касающаяся объема и содержания понятий «юридическая наука», «юриспруденция», «правоведение». Пожалуй наиболее развернутое рассмотрение вопроса содержат работы B.C. Нерсесянца (Юриспруденция. Введение в курс общей теории права и государства. М., 1998) и Ф.М. Раянова (Юриспруденция. Курс лекций. Уфа, 2001). Высказанные авторами соображения, безусловно, заслуживают дальнейшего обсуждения, однако говорить о единообразии понимания данных терминов пока не приходится. В подавляющем большинстве исследований как прошлых лет, так и современных термины - «юридическая наука», «правовая наука», «наука права», «правоведение», «юриспруденция» не имеют строгого различения и относятся, в разных контекстах, к научному познанию права. Таким же образом они употребляются и в данной работе.
3 См. напр.: Спиридонов Л.И. Социальное развитие и право. JL, 1973. С. 28 и след.; Гульпе А.И. Формирование методологии советской правовой науки (1917 - 1925 гг.). Авгореф. дисс. ...канд. М., 1986,
4 См. напр.: Пионтковский А. К методологии изучения действующего права // Ученые записки ВИЮИ. М., 1946.

действующего законодательства и практической стороной дела20. И хотя в
плане методологической рефлексии это может рассматриваться как нарушение
ее норм, такое положение дел является, судя по всему, одной из особенностей научного правосознания и имеет свои культурные основания22.
Кроме того, оформившиеся в философской рефлексии XIX века позитивистские установки научного познания попали в юриспруденции на благоприятную почву именно юридического позитивизма. Генерализация же юридического позитивизма уже в качестве фундаментальной гносеологической установки инициировала, например, становление одного из наиболее радикальных проявлений позитивистской идеологии в правоведении, иногда именуемого - «легизм». В трактовке B.C. Нерсесянца, «теоретикопознавательный интерес легизма полностью сосредоточен на действующем (позитивном) праве. Все, что выходит за рамки эмпирически данного
20 См. напр.: Красавчиков O.A. Гражданские организационно-правовые отношения // Антология уральской цивилистики. 1925-1989. М., 2001. С.158 -159.
Весьма характерно в этом отношении следующее высказывание Г.П. Новоселова. Рассматривая логические основания классификации объектов преступления, автор пишет: «Подобного рода трактовка «непосредственного» объекта преступления породила конструкции, которые, хотя формально и не вступают в очевидное противоречие с исходным тезисом, явно имеют «налет» искусственности и схоластичности и, самое главное, ничего не дают для практики применения уголовно-правовых норм». Новоселов Г.П. Учение об объекте преступления. Методологические аспекты. М., 2001. С. 24.
21 Относительно научного дискурса, весьма резко формулирует это В.Р. Рокитянский, подчеркивая, что «выносимая на обсуждение концепция (понятие, модель) должна поддаваться экспликации без остатка, она должна быть очищена от всего подразумеваемого, интуитивного, от каких-либо остатков неконцептуализированного опыта или отсылок к самой реальности. Предметом дискуссии является, таким образом, не сама реальность, а ее схематическое представление». Рокитянский В.Р. Чего ждать от постмодернистской этнографии? // Этнометодология: проблемы, подходы, концепции. Выпуск 1.М., 1994. С. 78.
22 Подробно об этом дальше.

Рекомендуемые диссертации данного раздела

Березин, Алексей Александрович
2007