Становление системы деепричастных форм в монгольских языках

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 10.02.16
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2000
  • Место защиты: Улан-Удэ
  • Количество страниц: 154 с.
  • Стоимость: 250 руб.
Титульный лист Становление системы деепричастных форм в монгольских языках
Оглавление Становление системы деепричастных форм в монгольских языках
Содержание Становление системы деепричастных форм в монгольских языках
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение
Глава I Система деепричастных форм в доклассическом и классическом монгольских языках
1.1. Система деепричастных форм в доклассическом монгольском языке
1.2. Система деепричастных форм в классическом монгольском языке
Глава II Система деепричастных форм в современных монгольских языках
2.1. Система деепричастных форм халхаского ареала
2.2. Система деепричастных форм восточномонгольского ареала
2.3. Система деепричастных форм баргу-бурятского ареала
2.4. Система деепричастных форм дагурского ареала
2.5. Система деепричастных форм южномонгольского ареала
2.6. Система деепричастных форм ойратского ареала
Заключение
Библиография
Список сокращенных названий источников, языков, их диалектов и говоров
Таблицы
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования. Деепричастия в монгольских языках выражают зависимое действие, характеризующее обстоятельственный признак главного действия, и обозначают действие, одновременное с действием главного глагола-сказуемого, либо последующее или предшествующее ему. Деепричастия представляют собой важнейшую грамматическую категорию и имеют большое значение для выражения мысли. В сочетании с другими формами и служебно-вспомогательными глаголами они образуют аналитические формы глагольного вида, выражают различные оттенки модальности действия, оформляют зависимые сказуемые деепричастных оборотов в составе сложных предложений.
Во всех монгольских языках системы деепричастных форм характеризуются общими для монгольских языков признаками, вместе с тем каждая из них отличается от других своими особенностями, свойственными только для нее и указывающими на определенный этап исторического развития монгольских языков: доклассический (древний, средневековый), классический и современный. На каждом из них состав деепричастий пополняется, обогащается посредством введения новых грамматических форм выражения мысли. Исследование становления и развития системы деепричастных форм в монгольских языках позволит нам глубже понять природу деепричастий как важнейшей грамматической категории в системе монгольских глагольных форм, отражающей как внутреннее родство монгольских языков, так и родство монгольских с тюркскими и тунгусо-маньчжурскими языками, их взаимодействие и взаимовлияние. Сравнительный анализ деепричастий в контексте глагольных форм в монгольских, тюркских и тунгусо-маньчжурских языках поможет понять систему всех глагольных форм в алтайской группе языков, воссоздать общую картину глагольных форм в алтайском праязыке.
Целью данной работы является исследование становления системы деепричастных форм в монгольских языках на всех этапах исторического развития монгольских языков: доклассическом
(древнемонгольском и средневековом), классическом и современном. Данная цель обусловила следующие задачи:
• уточнение системы деепричастных форм в доклассическом монгольском языке, включая древнемонгольский и средневековый языки;

• анализ системы деепричастных форм в классическом монгольском языке;
• выявление состава деепричастных форм в современных монгольских языках, уточнение дистрибуции этих форм по их ареалам;
• выявление общемонгольских деепричастных форм и установление специфических особенностей ареального характера;
• выявление ареалов распространения деепричастных форм в современных монгольских языках.
Объект исследования - глагольные (деепричастные) формы.
Предмет исследования - становление системы деепричастных форм в монгольских языках.
Научная новизна исследования определяется полученными результатами:
• выявлены особенности системы деепричастных форм доклассического монгольского языка (древнемонгольском и средневековом);
• выявлены ареалы распространения деепричастных форм в современных монгольских языках;
• выявлены общемонгольские деепричастные формы;
• определены деепричастия, характерные только для ареалов, либо для отдельно взятых монгольских языков, их диалектов и говоров;
• уточнен состав и классификация монгольских деепричастий;
• рассмотрен процесс становления системы деепричастных форм в монгольских языках.
Научная значимость работы. Содержащиеся в диссертации теоретические положения и выводы могут быть использованы для дальнейшего более глубокого исследования систем деепричастных форм в монгольских языках, совершенствования методологии анализа процессов исторического развития, происходящих как в общемонгольской системе деепричастных форм, так и в системе отдельно взятого монгольского языка, что, в свою очередь, способствует детальному изучению строя самих монгольских языков.
Практическая значимость исследования заключается в возможности использования его результатов при подготовке учебных пособий, разработке спецкурсов, в чтении лекций по грамматикам монгольских языков Китая, древнемонгольского и средневекового
Jisuryekedebesii tamir-iyan medegdekü (EMSS) «Если будет много лести, тебя узнают», Gern kibesü cayaj-a berke. kililince kibesü tamu berke (EMSS) «Если сделаешь ошибку, будет тяжело перед законом, если совершишь грех, будет тяжело в аду», Jiryal jobalang bögüde aci ür-e-yin qubi. asida-yin amur jiryal-i oluy-a gebesü on ca buyan keregci tula kiciyen uiled. erdemtü balma-yin tangyariy-i bau ebde (EMSS) «Счастье и страдание -доля потомкам. Если хочешь найти вечный покой, делай добродетели и не разрушай обета мудрого ламы», Degedus-i darubasu qayiran sülde sönümüi. Doorudas-i ergebesü dentüi qarkis üsümüi (АТ, гл. XIV, л. 23a) «Если подавлять высших, то иссякнет жизненная сила и величие. Если возвышать низших, то размножатся никчемные люди», Degedüki sitübesü degegesiben mandumui. Dooradu sitübesü doorajsiban sönümüi. Qari-tu-yi sitübesü qari-dayan joysamui. Teyimü-yin tula degedüs-i dayurian abuytun (AT, гл. XVI1, л. 28a) «Возрождаются те, кто преклоняется перед предками. Приходят в упадок те, кто преклоняется перед низшими. Оказываются чужими те, кто преклоняется перед инородцами. Поэтому следуйте обычаям предков».
Учитывая то, что после распада алтайской языковой общности тюркские и монгольские языки долгое время развивались как единый монголо-тюркский язык, можно предположить, что схема происхождения и развития условной формы в тюркских языках применима и к монгольским. Возможно, что монгольский аффикс -s/-s+гласный представлял собой аффикс образования глагола от имени, например, emüdün «брюки» - emiiskü «одевать», sonur «чуткий» -sonusqu «слышать», затем этот же аффикс образовал модальную, а именно желательную форму глагола, например, Sanqa bolsun! (МА, 1-2, с. 121) «Да будет тебе!», Cimadu singes йп «Да будет тебе пища в пользу» (МА, 1-2, с. 334), т.е. аффикс -s/-su представляется как аффикс древнего желательного наклонения, общего для всех алтайских языков, например, т., монг. Bolsun «Да будет так, пусть будет так», тунг.-маньч. В is и «Да будет» (см. Орловская, 1984, с. 80). Известно, что желательная и условная формы смежны по своему значению, следовательно, проходя то же самое развитие, что и тюркская форма на -sa/-se, монгольская форма на -s/-su превратилась в условную.
Кроме этих форм, монгольским языкам также известны формы на -bala/-bele и qula/-küle, которые можно представить как сложные образования, состоящие, в первом случае из аффикса изъявительного наклонения -ba/-be и во втором - из аффикса причастия будущего времени -qu/-kü и общего для обеих форм элемента -1а/-1е, который, в свою очередь, несет значение условности.

Рекомендуемые диссертации данного раздела