Диалектная система коми-пермяцкого языка и ее развитие в сравнительном и ареальном освещении

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 10.02.07
  • Научная степень: Докторская
  • Год защиты: 1998
  • Место защиты: Москва
  • Количество страниц: 69 с. : ил.
  • Стоимость: 230 руб.
Титульный лист Диалектная система коми-пермяцкого языка и ее развитие в сравнительном и ареальном освещении
Оглавление Диалектная система коми-пермяцкого языка и ее развитие в сравнительном и ареальном освещении
Содержание Диалектная система коми-пермяцкого языка и ее развитие в сравнительном и ареальном освещении

ВВЕДЕНИЕ
Работы, представляемые на защиту
В предлагаемом научном докладе «Диалектная система коми-пермяцкого языка и ее развитие в сравнительном и ареальном освещении» подводятся итоги 30-летних исследований по изучению диалектной системы коми-пермяцкого языка, отраженные в монографиях и статьях (см. список) автора по данной проблематике общим объемом 110 авт. листов.
На защиту в качестве докторской диссертации по совокупности опубликованных научных работ представляются основные положения автора по вопросам коми-пермяцкой диалектологии в сравнительном и ареальном освещении с выходом в необходимых случаях в общекоми диалектологию. Результаты исследований в наиболее полном виде опубликованы в следующих монографиях автора и в разделах коллективных трудов Института языкознания РАН:
I. Баталова Р. М. Коми-пермяцкая диалектология. — Монография. М., 1975, с. 252.
II. Баталова P.M. Ареальные исследования по восточным финно-угорским языкам (коми языки). — Монография. М., 1982,-164 с.
III. Баталова Р. М. Унифицированное описание диалектов уральских языков. Онысовский диалект коми-пермяцкого языка. -Монография. М., 1990, — 240 с.; 2-е факс. изд. Гамбург, 1991.
IV.Баталова Р. М. Унифицированное описание диалектов уральских языков. Нижнеиньвенский диалект коми-пермяцкого языка. — Монография. Москва-Гамбург, 1995, - 200 с.
V. Баталова Р. М. Разделы: «Пермские языки». «Коми-зырянский язык», «Коми-пермяцкий язык» в кол. труде Ияз РАН «Языки мира. Уральские языки». М., 1993, с. 214-239.
VI. Баталова Р. М., Кривощекова-Гантман А. С. Коми-пермяцко-русский словарь (27000 слов). М., 1985, — 624 с.
Регионы исследования.
Историко-лингвистическая справка.
Коми-пермяцкий язык - один из наиболее поздно сформировавшихся финно-угорских языков пермской ветви, хотя его истоки восходят к глубокой древности. Согласно генеалогической классификации, финно-угорский язык-основа в конце III тыс. до н. э. распался на две ветви: праугорскую - язык-основу предков современных венгров и обских угров (ханты и манси) и финно-пермскую языковую общность, просуществовавшую до середины II тыс. до н.
э., когда из нее выделилась пермская ветвь с общепермским языком древних пермян, праязыком современных пермских народов

муртов.и коми-зырян и пермяков. Древние пермяне долгое время занимали территорию в бассейнах р. Вятки, среднего и нижнего течения Камы. В У1-УП вв. н. э. происходит сначала естественное расселение части пермян (племен коми) в сев.-вост. направлении в поисках новых охотничьих и рыболовных угодий, а в VII в. — миграция под давлением хлынувших из южно-русских степей в Поволжье и в бассейн Нижнего Прикамья булгарских племен, оттеснявших аборигенов этого края. В УИ-УШ вв. на территории волжских и пермских финно-угорских народов образовалось Булгарское государство, в состав которого вошла южная часть пермян — южный диалект пермского праязыка, потомком которого является удмуртский язык, испытавший сильное булгарское (древнечу-вашское) влияние; северный же диалект, легший в основу общегсоми языка, был затронут булгарским влиянием в меньшей степени. Примерно к IX в. коми племена Верхнего Прикамья утратили непосредственную связь с удмуртами и булгарами. Произошел окончательный распад пермского праязыка на древнеудмуртский и древний (обще)коми языки.
Древний общекоми язык образовался изначально на базе двух этнически близких племенных группировок - зырянской и пермяцкой, представлявших два диалекта единого общекоми языка. В процессе дальнейшей миграции части коми племенных группировок на север, на территорию нынешней Республики Коми, происходит территориальное размежевание общекоми народа, ослабление и утрата связей между его северной (зырянской в своей основе) и южной (пермяцкой) частями. В бассейне рек Вычегды, Мезени и Лузы постепенно складывается своя культура, формируются характерные особенности коми-зырянского языка, а на более южных территориях, население которых не мигрировало, оставаясь в местах своего обитания, формируются конституирующие особенности строя коми-пермяцкого языка.
Окончательное сложение коми-зырянского и коми-пермяцкого языков относится к более позднему времени — к Х1У-ХУ вв., к периоду образования русского княжества Перми Великой (на Каме), покоренной Москвой в 1472 г., и княжества Малой Перми (на Вычегде) с центром в Усть-Выми. Так сфор-мировались современные финно-угорские языки пермской ветви: удмуртский, коми-
зырянский и коми-пермяцкий. Два последних образовали коми под-ветвь пермских языков.
Современные пермские языки все литературные. Общая численность пермских народов (перепись 1989 г.): удмуртов — 747 тыс. чел., коми-зырян - 344,5 тыс. чел., коми-пермяков — 152 тыс. чел. Основная масса пермских народов проживает в пределах своих титульных национально-государственных образований: удмурты

Удмуртской Республике, коми-зыряне - в Республике Коми, коми-пермяки — в Коми-Пермяцком автономном округе. Определенная, незначительная часть пермского населения в силу исторических причин проживает и за пределами титульных территорий. В частности, пермяки примерно до ХІ-ХІІ вв. занимали значительную территорию на Среднем Урале. Позднее, в связи с усилившимся притоком русского населения на редконаселенные пермяцкие земли, а также в связи с освоением Западного Урала промышленниками Демидовыми, Строгановыми, Всеволжскими и др., многие пермяцкие волости постепенно обрусели, а сумевшие сохранить свой язык к культуру пермяки ныне занимают лишь незначительную часть былых земель Перми Великой — территорию нынешнего Коми-Пер-мяцкого автономного округа. При учреждении округа в 1925 г. за пределами его границ оказались две небольшие по численности (по 4-5 тыс. чел.) компактные группы пермяцкого населения: а) верхнекамские, или «зюздинские» пермяки в сев.-вост. части Кировской области (Афанасьевский, бывш. Зюздинский р-н) и б) красновишерские, или язьвинские пермяки в сев.-вост. части Пермской области по среднему течению р. Язьвы, южн. притока р. Вишеры (Красно-вишерский р-н).
К вопросу о терминологии. 1. Не нарушая установившейся в коми языкознании традиции, в том числе и диалектологии, автор доклада вынужден был пользоваться общепринятой терминологией, касающейся наименований языков, наречий, диалектов, говоров коми подветви пермских языков и соответственно этнонимов их носителей с приставкой «коми-»: коми-пермяцкий - коми-пермяки, коми-зырянский — коми-зыряне, коми-язьвинский — коми-язьвинцы. Однако при этом следует учитывать условность такой терминологии, которая искусственно была введена в научный обиход в 1920-х годах и исходила из неадекватной концепции единого, но этнически неоднородного коми народа с общекоми языком и территориальными диалектами. Как следствие — введение искусственных этнонимов: коми-зыряне, коми-пермяки, коми-язьвинцы, коми-зюздинцы, хотя соседним народам они были известны по их самоназваниям: зыряне и пермяки (в т. ч. и язьвинские пермяки, и верхнє камские, или кировские пермяки), т. е. без приставки «коми-». Концепция общекоми языка в 20-е годы могла бы быть оправданной слабой изученностью, зачаточным состоянием коми языкознания и недостаточной теоретической подготовкой местных научных кадров, не учитывавших, что период существования общекоми языка в Верхнем Прикамье после разрыва связи с удмуртами закончился с исходом северной (зырянской) племенной группировки на территорию нынешней

жа. В то же время, распространенный в коми-пермяцких диалектах формант -до известен в лузско-летском и соседствующем с ним верхнесысольском диалектах коми-зырянского языка. (Сорвачева и др., 1966, с. 74; I, с. 147-149; II, с. 103-106).
В коми-язьвинском наречии выступает формант -ле: шерл© ‘мышонку’, чирле ‘топору, за топором’, ©жле ‘овце’ и др. (Лыткин, 1961, с. 44-47).
В ряде северных говоров (болыпекочинском, левичанском, пуксибском, чураковском, в том числе, в верх-лупьинском диалекте) дательный (точнее — дательно-направительный) падеж употребляется для выражения причинности действия, но в южных диалектах это значение выражается отдалительным падежом: .лев. сідз песбмыслб (куд. вартвбмсянь) и куліс ‘так от (из-за) побоев и умер’; в.-л. не бтік пиан тшыглб эз кул’ ни один ребенок от голода не умер’. Аналогич-ное явление наблюдается и в близкородственном удмуртском языке, где совпали дательный и достигательный падежи в одном суфф. -лы: вЫйлы сётны ‘отдать брату’ и вулы мыныны ‘идти за водой’. Следует отметить, что в большинстве южных (вэовых) говоров, а также в нердвинском и оньковском диалектах дательный и достигательный падежи формально также не различаются и имеют окончание -лб или -во ввб, -б). (См. I, с. 149).
В южных диалектах коми-пермяцкого языка фонетически закономерное выпадение -в- в интервокальной позиции уже привело к совпадению притяжательного и исходного падежей, а также родительного и творительного падежей, если основа слова оканчивается на гласный. Совпали также форманты дательного, вступительного и достигательного падежей при гласной основе. Ср.: Нинаб (вм. Ни-навб) сетіс ‘Нине он отдал’, но бабво козьнаис ‘бабушке он подарил’; деревняб воктін ‘в деревню (ты) приехал’, ваб (вм. вавб, лит. вала) муніс ‘за водой (он) пошел’ и др.
Таким образом, для вэовых диалектов, как и для эловых, необходимо различать у имен существительных, прилагательных, числительных и местоимений две основы — гласную и согласную, причем разные основы слова выступают лишь в родительном, дательном, творительном, исходном и вступительном падежах. Гласная и согласная основы последовательно различаются также в системе внешнеместных падежей (см. I, с. 131, 149-149, II, с. 92, 104-106; см. также карту № 9 на с. 100).
Достигательный падеж: -ла/-1а, -ва (-во, -б), -лб. Формант -ла употребляется во всех говорах северного и коми-язьвинского наречий языка пермяков: б.-к. локтіс деньгала (лит. тж., ю. деньгавб) и деньгаб ‘(он) пришел за деньгами’; коч. мунны песла (лит. тж., то.

Рекомендуемые диссертации данного раздела

Кузнецов, Валерьян Васильевич
1984