Функционирование в тексте предложений со значением потенциальной обусловленности

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 10.02.01
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 1999
  • Место защиты: Липецк
  • Количество страниц: 176 с.
  • Стоимость: 250 руб.
Титульный лист Функционирование в тексте предложений со значением потенциальной обусловленности
Оглавление Функционирование в тексте предложений со значением потенциальной обусловленности
Содержание Функционирование в тексте предложений со значением потенциальной обусловленности
ГЛАВА I. РОЛЬ ТЕКСТОВОГО ОКРУЖЕНИЯ В РЕАЛИЗАЦИИ РАЗЛИЧНЫХ АСПЕКТОВ СПП СО ЗНАЧЕНИЕМ ПОТЕНЦИАЛЬНОЙ ОБУСЛОВЛЕННОСТИ
1. Многоаспектная характеристика СПП со значением потенциальной обусловленности и контекст
2. Роль контекста в реализации структурно-семантических особенностей потенциально-условных СПП
3. Влияние текстового окружения на модальную характеристику СПП со значением потенциальной обусловленности
ГЛАВА II. ТЕКСТООБРАЗУЮЩИЕ ВОЗМОЖНОСТИ ПРЕДЛОЖЕНИЙ СО ЗНАЧЕНИЕМ ПОТЕНЦИАЛЬНОЙ ОБУСЛОВЛЕННОСТИ
1. Роль потенциально-условных СПП в организации связности текста
2. Модальность потенциально-условного СПП как текстообразующий фактор
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
БИБЛИОГРАФИЯ
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ ЯЗЫКОВОГО МАТЕРИАЛА
ВВЕДЕНИЕ
В последние десятилетия в отечественной и зарубежной лингвистике все больше внимания уделяется исследованию особенностей функционирования различных языковых единиц. Это связано прежде всего с тем, что «определение сущности любого объекта, в том числе языка, не может быть ограничено лишь его структурной (и статической) стороной, но требует учета также функционирования этой системы» [Кожина 1984, 12].
Кроме того, развитие функциональной грамматики подготовлено во многом и языковедческой традицией. Так, функциональной по своим исходным позициям была уже синтаксическая теория А. А. Шахматова, рассматривающая «способы обнаружения мышления в слове» [Шахматов 1941, 17]. Основы функционального подхода к исследованию языковых явлений есть и в грамматической концепции A.A. Потебни [Потебня 1958, 35-80]. По мнению А. В. Бондар-ко, «непосредственное отношение к развитию функционального направления в грамматике имеют суждения И. А. Бодуэна де Куртенэ о количественное™ в «языковом мышлении», теории понятийных категорий О. Есперсена и И. И. Мещанинова, учение В. В. Виноградова о модальности и предикативности, истолкование активной грамматики JI. В. Щербой, функциональнограмматическая концепция В. Матезиуса и др.» [Бондарко 1988, 89].
Важность исследования механизмов взаимодействия предложения как языковой единицы и контекста его употребления обусловлена также и тем, что «ни отдельная единица языка, ни вся система в целом не реализуют коммуникатив-

ную функцию, а являются лишь предпосылкой, потенцией для нее» [Шахматов 1941, 12]. Нельзя говорить о языке как средстве общения «вне изучения процессов и закономерностей функционирования языка в реальности общения» [Кожина 1984, 12]. Раскрытие особенностей «поведения» той или иной языковой единицы в процессе речевого общения является, таким образом, основой для изучения коммуникативной функции языка — одной из важнейших его функций.
При этом выявление функционально-семантической нагрузки языковых категорий в тексте способствует характеризации этих категорий. Текст в данном случае рассматривается «как арена реализации языковых феноменов, их коммуникативный фон» [Николаева 1987, 29]. Сегодня практически не вызывает споров тот факт, что признаки языковых единиц (в том числе предложения) при их сопоставительном исследовании в контексте речевой коммуникации и вне его во многом не совпадают [Фридман 1976, 236]. Этот вопрос может быть поставлен более широко: реальное предложение в принципе не существует вне контекста. Даже тогда, когда речь идет о предложении, обладающем высокой степенью автономности (пословица, изречение), при его восприятии неизменно учитываются общий культурный и психологический контексты [ см. Мыркин 1978, 95-100].
Высказанное в конце 60-х гг. мнение П. Хартмана о том, что «если мы говорим, то говорим только текстами» [Hartmann 1968, 3-4] и что «только в виде текстов язык служит коммуникации между людьми» [Hartmann 1971, 17], получило развитие в отечественной лингвистике. Так, уже в 80-е гг. считалось бесспорным, что «собственно коммуникативная функция языка обслуживается не только (и не столько) отдельным предложением, но и более сложным синтаксическим построением, состоящим из соположенных предложений и характеризующимся семантическим (организация определенной микротемы) и грамматическим (лексико-грамматические средства связи, видо-временные соотношения и др.) единством» [Ильенко 1981, 5].

Кроме того, «отсутствие формально-лексических показателей ведёт к повышению роли иных средств, принимающих участие в создании подчинения» [Щеулин 1997, 72], а именно — интонации и глагольных форм, «значение» и «действие» которых обеспечивается и определяется характером «семантического соотношения компонентов» [Щеулин 1997, 72]. Ср.:
И ест не будешь дремать, то с твоим именем и родством тридцати лет будешь губернатором (Гончаров) и А не исполнишь моего приказания, сразу станешь противен мне...(Бунин); Если я провинюсь в чем-нибудь, вы вперед лучше посадите меня на неделю на хлеб и на воду (Гончаров) и Упаду — подберите меня...(Гончаров).
Особенностью СПП с нулевой формализацией подчинения является и то, что в них «смысловые отношения между компонентами характеризуются прежде всего обилием взаимосвязанных смысловых оттенков, прямой подчинитель-ностью их во многих случаях контексту» [Щеулин 1997, 18]. Для потенциальноусловных СПП с нулевой формализацией подчинения весьма характерно осложнение семантики оттенками временного, причинно-следственного, уступительного и др. значений, причем нередко выявление этих оттенков, а следовательно, и определение семантического содержания предложения возможно лишь при привлечении анализа текстового окружения. Совершенно справедливо замечание В. В. Щеулина, что «нужно обращать внимание на реальность смыслового содержания компонентов, на тот речевой контекст, в котором данные предложения встречаются» [Щеулин 1997, 17-18].
Кроме наличия/отсутствия и качества союзных средств при выделении типов СПП, и в том числе —- со значением потенциальной обусловленности, большую роль играет соотношение видо-временных характеристик предикатов главной и придаточной частей СП. Характеризуя компоненты СП с грамматической точки зрения, мы опираемся на понятие синтаксического наклонения и времени [Русская грамматика 1980, 100-119]. Это особенно важно в том случае,

Рекомендуемые диссертации данного раздела