Варлам Шаламов-прозаик : Проблематика и поэтика

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 10.01.01
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 1995
  • Место защиты: Самара
  • Количество страниц: 231 с.
  • бесплатно скачать автореферат
  • Стоимость: 230 руб.
Титульный лист Варлам Шаламов-прозаик : Проблематика и поэтика
Оглавление Варлам Шаламов-прозаик : Проблематика и поэтика
Содержание Варлам Шаламов-прозаик : Проблематика и поэтика
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА I. ТВОРЧЕСТВО В.ШАЛАМОВА В ЗЕРКАЛЕ
КРИТИКИ
ГЛАВА II. 1. ОСОБЕННОСТИ ДОКУМЕНТАЛЬНОЙ,
АВТОБИОГРАФИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
2. ЭТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ В ПРОЗЕ
В.ШАЛАМОВА
ГЛАВА III 1. ОБРАЗ АВТОРА
2. СУБЪЕКТНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ПРОЗЫ
В.ШАЛАМОВА
ГЛАВА IV. ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИКИ ПРОЗЫ
ВАРЛАМА ШАЛАМОВА
1. КОНТРАСТ В ПРОЗЕ В.ШАЛАМОВА
2. ОСОБЕННОСТИ ХРОНОТОПА
3. ОСОБЕННОСТИ СТИЛИСТИКИ
4. КОМПОЗИЦИЯ ПРОЗАИЧЕСКИХ
ПРОИЗВЕДЕНИЙ В.ШАЛАМОВА
ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ТВОРЧЕСТВО ВАРЛАМА ШАЛАМОВА В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ
ЛИТЕРАТУРЫ
ПРИМЕЧАНИЯ
ПРИЛОЖЕНИЯ
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ
В конце 80х годов в связи с выдвинутыми идеями "перестройки", "нового мышления" на широкого читателя обрушился поток запрещенной прежде литературы. Начали публиковаться произведения на так называемую "лагерную тему", которая до этого времени была представлена лишь повестью А.И.Солженицына "Один день Ивана Денисовича". Литературно-художественные периодические журналы отдали свои страницы произведениям Н.Манделынтам, Е.Гинзбург, Л.Разгона, А.Жигулина, В.Шаламова; свет увидели романы О.Волкова, Ю.Домбровского, А.Солженицына
А.И.Герцен в работе "О развитии революционных идей в России" сказал, что "история нашей литературы - или мартиролог, или реестр каторги"1, называя имена Рылеева, Бестужева, Полежаева, Пушкина, Лермонтова, Грибоедова, Кольцова, Белинского
Эту же тему развивает М.Волошин в стихотворении "На дне преисподней" (1922 год):
Темен жребий русского поэта:
Неисповедимый рок ведет Пушкина под дуло пистолета,
Достоевского на эшафот2.
XX век оказался значительно страшнее. Поколеблены или вовсе разрушаются вековые представления о незыблемости вечных истин - добра, нравственности, гуманности. XX век, обнажив скверные стороны человеческой сущности, показал беспомощность человека перед злом, воплощенном в Системе, в государственных структурах. Хрупким оказался нравственный слой человеческой души, треснувший под напором тоталитаризма.
Мартиролог поэтов XX века длиннее, их мучения ужаснее. Рас-

стреляны Гумилев, Пильняк, Бабель, Корнилов, Васильев... Смерть от рака настигла Твардовского, Гроссмана, Трифонова... Лагерь убил Мандельштама... Трагичен уход Маяковского, Есенина, Цветаевой, Фадеева
Но даже на этом фоне судьба Варлама Тихоновича Шаламова исключительна. Его лагерный опыт уникален и не повторен, к счастью, ни одним другим художником.
Первый его арест произошел 19 февраля 1929 года, а затем были три года пребывания на единственном тогда в СССР Вишерском отделении Соловецких лагерей Особого назначения. Вновь В.Т.Шаламов был арестован в Москве 12 января 1937 года, и с августа 1937 до осени 1953 года он находился на Колыме, причем вплоть до окончания фельдшерских курсов в 1946 году работал в забое, на золотом прииске, в горной бригаде и т.п. - по четырнадцать часов в условиях тотального голода, холода, побоев и издевательств.
Колымские лагеря, в которых провел В.Шаламов семнадцать лет,-это главная вершина "архипелага ГУЛАГ”, некий предел. История лагерных систем ничего подобного никогда прежде не знала. В.Шаламов увидел и познал этот предел. Он, сохранив себя как личность, как художника, открыл миллионам людей страшную Правду о Колыме. Проза его беспощадна, и не только по отношению к Системе. Не щадит она и человека, раздавленного лагерем. На такое осуждение имел право Варлам Шаламов, сумевший подняться из ада. Хотя понятие "ад" в его религиозном значении трактуется несколько иначе: в аду мучаются грешники. Советский же лагерь, лагеря Колымы - это особый мир, где полностью отсутствует мораль, где абсолютно торжествует зло, где страдают в большинстве своем безвинные.
Шаламовская проза - это не просто воспоминания, мемуары человека, прошедшего круги колымского ада. Это литература особого рода,

Раскрывая особенности "новой прозы", очерчивая ее границы,
В.Шаламов приравнивает себя к мемуаристам: "Как и мемуаристы, писатели новой прозы не должны ставить себя выше всех, умнее всех, претендовать на роль судьи..." В другом месте читаем: "В более высоком, в более важном смысле любой рассказ - всегда документ -документ об авторе"28.
И.Сиротинская в послесловии к сборнику "Левый берег" как бы продолжает приведенную выше фразу: "Рассказы В.Т.Шаламова связаны неразрывным единством: это судьба, душа, мысли самого автора. Это ветки единого дерева, ручьи единого творческого потока - эпопеи о Колыме... Андреев, Голубев, Крист - это ипостаси самого автора. В этой трагической эпопее нет вымысла"29.
С другой стороны, "было бы ошибкой считать ее (прозу Шаламова - И.Н.) буквальным, то есть пассивным отражением жизни, беспристрастным показанием свидетеля". - предостерегал Ю.Шрейдер39, в письме к которому В.Т.Шаламов признавал: "Рассказы мои насквозь документальны, но, мне кажется, в них вмещается столько событий самого драматического и трагического рода, что не выдержит ни один документ"31. В связи с этим необходимо учитывать неоднозначный характер документализма в прозе Варлама Шаламова. С одной стороны, он совпадает с автобиографическими фактами (так происходит в большинстве рассказов писателя), с другой - автор иногда уходит за пределы автобиографии, ведь колымский мир не может быть исчерпан судьбой лишь одного заключенного (таковы рассказы "Последний бой майора Пугачева", "Серафим", "Инжектор" и другие).
Права Инна Ростовцева, написавшая, что Шаламов "ищет на путях подлинной художественности в разработке темы, несводимой ни к информации, ни к мемуару, ни к голому документу, ни к автобиографии"32. Особое место шаламовской прозы, которой литературоведение еще не подобрало подходящего термина, признавал сам писатель. "Ког-

Рекомендуемые диссертации данного раздела