Праведники и праведничество в позднем творчестве Л. Н. Толстого

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 10.01.01
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 1998
  • Место защиты: Москва
  • Количество страниц: 203 с.
  • Стоимость: 250 руб.
Титульный лист Праведники и праведничество в позднем творчестве Л. Н. Толстого
Оглавление Праведники и праведничество в позднем творчестве Л. Н. Толстого
Содержание Праведники и праведничество в позднем творчестве Л. Н. Толстого
СОДЕРЖАНИЕ
Введение
Глава первая. Праведники и праведничество в жизни и творчестве Толстого 1850-1870-х
1. Первые художественные опыты изображения праведников в творчестве Л. Н. Толстого
2. Своеобразие положительных героев романа «Война и мир»
3. Проблема праведничества в романе «Анна Каренина»
Глава вторая. Праведничество как литературная и духовная проблема творчества Толстого 1880-х годов
1. Специфика и хронологические рамки «духовного перелома» Толстого
2. Народные рассказы - цикл произведений о праведниках
3. Возвращение к «художественному». Тип кающихся грешников (обращающихся праведников) в произведениях Толстого второй половины 1880-х годов
Глава третья. Праведники, лжеправедники и подвижники художественных произведений Толстого 1890-х годов
1. «Монастырская» тема. Проблема праведничества и лжеправедничества в повести «Отец Сергий»
2. Проблемы интерпретации темы праведничества в повести «Хозяин и работник»
3. Праведники и подвижники и тема воскресения в романе «Воскресение»
Глава четвертая. Художественные «итоги» Толстого 1900-х годов в разработке темы праведничества
1. Тип старика, который у меня предвосхитил Чехов» (праведники у Чехова и Толстого)
2. Повесть «Фальшивый купон» - цикл минижитий «авторских праведников»
3. Легенда «Разрушение ада и восстановление его» как «объективный» итог «субъективной» концепции праведничества Толстого
4. «Божеское» и «человеческое» в последних литературных произведениях Толстого
Заключение
Примечания
Список использованной литературы

ВВЕДЕНИЕ

Праведники и праведничество - тема изначально религиозная. Ее древнейшим источником является Ветхий Завет, откуда мы узнаем, что история праведничества начинается с первого человека Адама (в раю и после искупления грехопадения), его сына Авеля, продолжается Авраамом, Ноем, Лотом, многочисленными пророками, Симеоном-Богоприимцем, праведными Иоакимом и Анной (родителями Богородицы), праведным Иосифом (обручником Девы Марии), переходит в Новый Завет, в котором раскрывается первообраз праведника - Богочеловек Иисус Христос (хотя, впрочем, уже в ветхозаветное время царь и пророк Давид постоянно в своих псалмах обращался к Богу как Праведнику (см., например, псалмы 36, 84, 91), да и не только он). Вполне определенное представление о новозаветном понимании праведничества можно почерпнуть из следующих текстов: Евангелие от Матфея, 16, 22-23; Деяния апостольские, 22, 14; Послания апостола Павла (к Римлянам, 4, 10; к Евреем, гл. 12; к Титу, 3, 5 и т. д.); 1-е Соборное послание апостола Иоанна Богослова, 2, 1-2; 3, 7-8 и многих других.
Праведники и праведничество - тема филологическая. Представления о семантико-онтологическом наполнении слов "праведный", "праведник" мы получаем из текстов Священного Писания, из их анализа и восприятия в истории человечества (устных и письменных свидетельств Священного Предания, научных, художественных произведений), из опыта трансформации, оспаривания, противодействия этим текстам и создания новых текстов, новых смыслов прежних понятий.
Поэтому очевидно, что толстоведы, так или иначе касающиеся темы праведничества и смежных с ней вопросов, неизбежно должны учитывать мировоззрение, религиозные взгляды, философию Толстого в целом не в

яснополянским писателем. А специально проблемы праведничества никто из упомянутых ученых не касался.
Наконец, еще одно издание, относящееся к теме диссертации, о котором необходимо упомянуть, - это сборник "Русская литература XIX века и христианство", выпущенный по материалам одноименной конференции, проводившейся в МГУ." В сборнике опубликованы важные исследования, рассматривающие проблему праведничества в русской литературе XIX века в теоретическом аспекте.
В работе С. А. Мартьяновой "Персонажи русской классики и христианская антропология" романтическому типу положительного героя русской литературы XIX века противопоставляется тип героя, укорененный в христианской традиции. Если для первого характерны "духовный авантюризм", "душевный разлад”, "уединение", "отчаяние", при которых "духовные силы человека оказываются в плену у ложных авторитетов либо растрачиваются в бесплодных своевольных порывах”,"8 то для второго типа присущи "внутренняя свобода" и "верность евангельской истине". К нему относятся персонажи, "осуществляющие в жизни начала онтологической причастности".'’ В особую группу среди героев второго типа ("персонажей-личностей", по терминологии Мартьяновой) выделены "всецело и нерефлекторно приобщенные укорененной в бытовом укладе культурной традиции""0 (Наталья Савишна, Карл Иванович у Толстого, Савельич у Пушкина) и те, "чье поведение включает в себя непокаянную рефлексию, интерес к событиям текущей жизни, новым веяниям и т. д."61 (Савелий Туберозов и Протозанова у Лескова). Очевидна, однако, неоднородность литературных героев, объединенных Мартьяновой в группу "персонажей-личностей". И нельзя сказать, что сам термин "персонаж-личность" синонимичен слову "праведник". Многим лесковским, толстовским праведникам, отнесенным исследовательницей к "персонажам-личностям", невозможно приписать и "верность евангельской истине".

Рекомендуемые диссертации данного раздела

Захаров, Александр Николаевич
2002