Мирра Лохвицкая и Игорь Северянин : К проблеме преемственности поэтических культур

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 10.01.01
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 1999
  • Место защиты: Новгород
  • Количество страниц: 172 с.
  • Стоимость: 230 руб.
Титульный лист Мирра Лохвицкая и Игорь Северянин : К проблеме преемственности поэтических культур
Оглавление Мирра Лохвицкая и Игорь Северянин : К проблеме преемственности поэтических культур
Содержание Мирра Лохвицкая и Игорь Северянин : К проблеме преемственности поэтических культур
ГЛАВА 1. ОЧЕРК ТВОРЧЕСТВА МИРРЫ ЛОХВИЦКОЙ
1.1. Творчество Мирры Лохвицкой
в истории русской поэзии
1.2. Мирра Лохвицкая и "женская поэзия”
1.3. Мирра Лохвицкая и русская поэтическая традиция
ГЛАВА 2. МИРРА ЛОХВИЦКАЯ В ВОСПРИЯТИИ ИГОРЯ-СЕВЕРЯНИНА
2.1. Мирра Лохвицкая в литературном, эпистолярном и мемуарном наследии Игоря-Северянина
2.2. Место и роль Мирры Лохвицкой в русской поэзии
в понимании Игоря-Северянина
ГЛАВА 3. ВЛИЯНИЕ МИРРЫ ЛОХВИЦКОЙ НА ПОЭТИКУ ИГОРЯ-СЕВЕРЯНИНА
3.1. Поэтические культуры Мирры Лохвицкой и Игоря-Северянина на фоне русской поэтической традиции
3.2. Общие черты поэтических культур Мирры Лохвицкой и Игоря-Северянина
3.2.1. Темы, мотивы, образы Мирры Лохвицкой в творчестве Игоря-Северянина и их интерпретация

3.2.2. Особенности художественной формы, воспринятые Игорем-Северянином
от Мирры Лохвицкой
3.3. Поэтическая "страна грёз" Миррэлия Игоря-Северянина: генезис и специфические черты
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
ПРИНЯТЫЕ СОКРАЩЕНИЯ

В последние годы наблюдается рост интереса к творчеству Игоря-Северянина и у читателей, и у литературоведов, однако литературное наследие поэта нельзя назвать хорошо изученным. Игоря-Северянина воспринимали и продолжают воспринимать как поэта толпы и даже псевдопоэта. Показательна характеристика, данная в мемуарах современницы О.Э. Мандельштаму: "Мандельштам - не Бальмонт и не Игорь Северянин. Он-поэт более глубокого склада" [Герштейн, 1998: 419].
В 10-е годы XX века Игорь-Северянин пользовался почти фантастическим успехом у публики, "...успех северянияских "поэз" и выступлений - "поэзоконцертов" - был ошеломляющим и шумным. То, как на самом деле всё обстояло, понимали очень немногие", - пишет в рецензии на первые три тома пятитомного собрания сочинений Северянина Е. Пере-мышлев [Перемышлев, 1997: 182]. Такое положение вещей рецензент объясняет тем, что ещё "остались поэты и писатели, с которыми не ведают, как поступить, не могут предположить, по какому ранжиру их ставить на книжные полки. Это потому, что у русской литературы есть то, чего нет у других, есть иная классика, ничего общего с признанной не имеющая" [Там же: 181]. К такой "непризнанной" классике и принадлежит творчество Игоря-Северянина.
В связи с этим актуальной оказывается тема, заявленная в настоящем диссертационном исследовании, поскольку уже в самом начале своей литературной деятельности Игорь-Северянин избрал себе образец для подражания в лице полузабытой поэтессы рубежа веков Мирры Лохвицкой (1869-1905). Вот как об этом пишет автор популярной биографии Игоря-Северянина М. Шаповалов: "Игорь Лотарёв [Северянин] считал себя учеником Мирры Лохвицкой. Преждевременная смерть поэтессы была вое-

социировалась у читающей публики, в русской поэзии давно уже был создан - в лирике К.Н. Батюшкова, А Н. Майкова, A.A. Фета и др. [о стихотворениях "Вакханка” у Батюшкова и Фета см.: Кошелев, 1992: 137-139]. Вот, например, описание вакханки у Батюшкова:
В чаще дикой и глухой Нимфа юная отстала;
Я за ней - она бежала Легче серны молодой.
Эвры волосы взвевали,
Перевитые плющом;
Нагло ризы поднимали И свивали их клубком.
Стройный стан, кругом обвитый Хмеля жёлтого венном,
И пылающи ланиты Розы ярким багрецом
("Вакханка", <1815>)
Ср. у Майкова:
.раскинувшись на мягкий бархат мхов,
У грота тёмного, вакханка молодая Покоилась, к руке склонясь, полунагая.
По жаркому лицу, по мраморной груди Луч солнца, тень листов скользили, трепетали;
С аканфом и плющом власы её спадали Иа кожу тигрову, как резвые струи
("Вакханка")
Лохвицкая примерила образ ’’вакханки" к героине своей лирики:
Тёмный знак, прожжённый поцелуем,
Я храню на мраморе груди.
("Пусть разрыв жесток и неминуем...", 11)
Иначе как ’’вакханку'’ её уже и не воспринимали, хотя, по свидетельству хорошо её знавшего И. А. Бунина, читатели "воображали её себе чуть ли не вакханкой, не подозревая", что у себя дома она никогда не говорит "с поэтической томностью, а напротив, болтает очень здраво, про-

Рекомендуемые диссертации данного раздела

Барковская, Нина Владимировна
1996