"Скептическая школа" в исторической науке России первой половины XIX в.

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 07.00.09
  • Научная степень: Докторская
  • Год защиты: 2002
  • Место защиты: Москва
  • Количество страниц: 334 с. + Прил.(c.335-723)
  • Стоимость: 250 руб.
Титульный лист "Скептическая школа" в исторической науке России первой половины XIX в.
Оглавление "Скептическая школа" в исторической науке России первой половины XIX в.
Содержание "Скептическая школа" в исторической науке России первой половины XIX в.
Содержание
ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА I. Теоретические подходы к “скептицизму” в исторической науке XVIII - начала XIX вв.
1.1. Элементы “скептицизма” в исторической науке XVIII - начала XIX вв
1.2. А.-Л. Шлецер: методологические основы “Нестора” и влия-
ние на русскую историческую науку
1.3. “Скептицизм” Б.-Г. Нибура
ГЛАВА II. “Скептическая школа” и ее глава М.Т. Каченовский:
общая характеристика
2.1. М.Т. Каченовский: “скептик” на фоне эпохи (биография, деятельность и личность “великого скептика”)
2.2. Причины возникновения, хронологические рамки и состав
“скептической школы”
ГЛАВА III. Развитие исторической мысли в трудах М.Т. Каченовского и его учеников
3.1. Проблематика и периодизация основных работ. Общие тео-
ретические вопросы
3.2. Вопросы критики исторических источников
3.3. Историографические взгляды
3.4. Отечественная и всеобщая история
3.5. Проблема “баснословного периода” и конкретные вопросы
русской истории
ГЛАВА IV. “Скептическое направление” вне рамок “скептической школы”
4.1. Н.С. Арцыбашев и его “особое мнение” в “Повествовании о
*' России”
4.2. Элементы “скептицизма” в работах П.М. Строева
ГЛАВА V. Научная полемика со “скептической школой” в первой половине XIX в.
5.1. Полемика со “скептиками” М.П. Погодина и П.Г. Буткова
5.2. H.A. Иванов и его оценка “скептической школы”
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА
Архивные материалы
Опубликованные источники, периодика, переписка, мемуары
Справочные издания
Исследования
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ВВЕДЕНИЕ
Последние десятилетия принесли расширение круга изучаемых отечественной историографией проблем и все более ясное осознание того, что история науки - это борьба мнений, версий, школ, направлений и течений, сменявших друг друга по мере развития исторического знания, введения в научный оборот новых источников и усовершенствования теоретических методик и конкретных приемов. При этом новые школы и направления возглавляют, как правило, одаренные, творчески мыслящие личности, формулирующие оригинальные, смелые идеи, часто не совпадающие с традиционными представлениями об историческом процессе. Они объединяют вокруг себя единомышленников и последователей, поскольку “талантливая личность притягательна”1.
“Скептическую школу” в отечественной историографии первой половины XIX в. трудно назвать обделенной вниманием как ее современников, так и последующих поколений ученых. Понятие “скептическая школа” так или иначе присутствует во многих специальных или общих историографических статьях, обзорах, исследованиях и монографиях, посвященных исторической науке первой половины XIX в. Однако, несмотря на то, что в современной отечественной науке задача по изучению исторических взглядов скептиков ставилась неоднократно, ее до сих пор нельзя считать полностью осуществленной, так как монографического исследования о “скептической школе” все еще нет.
В исследовательской литературе часто встречаем одни и те же оценки и мнения. “Скептическая школа” нередко рассматривается как простой набор статей и высказываний нескольких авторов, а не как историографическое явление, имеющее свои истоки, основу, традиции и прошедшее в своей эволюции возникновение, оформление, расцвет, упадок. Недостаточно обращается внимание на истоки формирования “скептической шко-
1 Севостьянов Г.Н. Предисловие // Портреты историков: Время и судьбы. В 2 т. М.; Иерусалим, 2000. Т. 1. С. 6.
лы”, на творчество тех историков, труды которых строго не соответствовали всем критериям “скептической школы”, но которые разделяли и развивали ее отдельные положения, идеи, выводы2.
Как заметил еще К.Д. Кавелин, возможно, такая ситуация связана с тем, что со всеми школами и учениями в мире всегда происходило одно и тоже: “Противники, в жару полемики, делали за них выводы из их тезисов, приписывали им то, чего они не говорили, осыпали их насмешками, и все это пошло ходить по белу свету”. Плохую услугу оказывали и неразумные последователи, которые толковали учителей “вкривь и вкось”, искажая суть взглядов и давая ложное понятие3, которое закрепилось в последующей исторической литературе. Чтобы справедливо и беспристрастно оценить какое-либо историографическое направление, течение, школу, необходимо выявить эти искажения и ошибки, уяснить мотивы, идеалы и стремления их представителей.
Сегодня пришло время спокойно, объективно и целенаправленно разобраться в сути исторических построений “скептиков”, проанализировать основные доводы их сторонников и уточнить аргументы их противников. Ведь споры о “скептической школе” продолжались на протяжении всего XIX в., высказывались неоднозначные оценки и в XX в.4.
Историография является одной из форм рефлексии исторического знания, и именно тогда, когда, по мысли М.А. Барга, “наука становится способной взглянуть на себя, на свою практику со стороны, происходит проверка, оттачивание и обогащение ее познавательных средств, создаются предпосылки для перехода ее на качественно новую ступень освоения изучаемой ею действительности”5. Несмотря на многие спорные моменты в теоретическом обосновании современной историографии, большинство исследователей сходятся на том, что историографические школы, направления, течения - существенные явления науки. P.A. Киреева, например,
2 См. историографический обзор.
3 Кавелин К.Д. Собр. соч. СПб., 1904. Т. 3. Стлб. 1146.
4 См. историографический обзор.
вызвали, по мнению историка, с одной стороны, появление ряда обозрений критической истории, а с другой стороны, крайне противоречивые общественные оценки современников и запальчивые политические обвинения потомков. Для A.C. Лаппо-Данилевского, таким образом, характерна тесная привязка причин появления “скептической школы” не только к “Истории государства Российского”, но и к трудам Шлецера и отчасти Нибура. Именно работы Шлецера были, по мнению историка, не только побудительной силой формирования “скептической школы”, но и основой ее теоретических построений. По нашему мнению, эта совершенно справедливая идея Лаппо-Данилевского была впоследствии недостаточно осмыслена исторической наукой.
В книге П.Н. Милюкова “Главные течения русской исторической мысли” в разделе “Первые попытки критической разработки и философского построения русской истории” находим специальный параграф -“Скептическая школа, как выражение перехода от критических идей к философским”. Само название является говорящим: скептицизм становится основным историографическим фактом нового периода развития исторической науки и отделяется от “критического” направления. Автор подчеркнул естественность и закономерность появления “новой точки зрения” на период древнейшей русской истории (“естественность и законность”): “Это была точка зрения романтизма XIX века, пришедшая на смену рационализму XVIII столетия”. Заметим, что помимо романтического компонента, во взглядах “скептиков” явно присутствует элемент гегельянства, что Милюков не отметил.
Суть отличия “скептицизма” от “критического” направления (эти два течения, по мнению Милюкова, можно назвать основными в исторической науке первой половины XIX в.) заключалась в целях и средствах: “Цель у всех была одна: и скептики, и их современники хотели разрушить традиционные представления о каком-то небывалом величии и могуществе нашей начальной истории”. При этом большинство современников видели

Рекомендуемые диссертации данного раздела