В.О. Ключевский : историко-научные и социальные практики увековечивания памяти об историке в XX - начале XXI века

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 07.00.09
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2013
  • Место защиты: Челябинск
  • Количество страниц: 263 с. : ил.
  • бесплатно скачать автореферат
  • Стоимость: 250 руб.
Титульный лист В.О. Ключевский : историко-научные и социальные практики увековечивания памяти об историке в XX - начале XXI века
Оглавление В.О. Ключевский : историко-научные и социальные практики увековечивания памяти об историке в XX - начале XXI века
Содержание В.О. Ключевский : историко-научные и социальные практики увековечивания памяти об историке в XX - начале XXI века
Глава I. Корпоративные традиции ученых и социальные мемориальные практики увековечивания памяти о
В.О. Ключевском первой половины XX века
§ 1. Кончина В.О. Ключевского и реакция на нее современников
(1911 год)
§ 2. Развитие практик увековечивания В.О. Ключевского в
академической и социальной среде
Глава II. Обращение с архивным наследием В.О. Ключевского в практиках советской историографии
§ 1. Формирование архива историка, как практика меморизации (1911
1940-е годы)
§ 2. Научное освоение архивных фондов В.О. Ключевского в контексте изучения его творческого наследия: опыт М.В. Нечкиной и A.A. Зимина (1920-е - 1970-е годы)
Глава III. Увековечивание В.О. Ключевского в современной культуре: между памятью и забвением
§ 1. «Места памяти» В.О. Ключевского в Москве и Пензе
§ 2. Юбилеи В.О. Ключевского во второй половине XX - начале XXI
века: историографические традиции и социальные практики
Заключение
Список сокращений
Список источников и литературы
Приложения:
Приложение № 1. Библиография: мемориальные, юбилейные
публикации и некрологи о В.О. Ключевском
Приложение № 2. Документы по учреждению стипендий имени
В.О. Ключевского
Приложение № 3. Документы по установке памятника на могиле
В.О. Ключевского
Приложение № 4. Визуальные источники
Приложение № 5. Выдержки из «Книги отзывов и предложений»
Музея В.О. Ключевского (2002 - 2010 годы)
Приложение № 6. Отдельные источники о В.О. Ключевском
Актуальность и научная значимость темы исследования. Тема памяти, выступающая как основной теоретический ориентир данной диссертационной работы, является особенно актуальной в связи с широким распространением в культурной традиции современного общества юбилейных практик, репрезентирующих различные исторические события и личности1. Представители исторической науки активно обсуждают вопрос о месте историка в общественной системе и его роли в актуальном социальном и политическом заказе на «места памяти» в контексте празднований юбилейных дат. Обращение к изучению академической мемориальной культуры и процессам увековечения памяти одного из ярчайших его представителей, Василия Осиповича Ключевского (1841 - 1911), призвано акцентировать внимание на способности корпорации историков к консолидации, наличию непреходящих научных ценностей и традиций, и раскрыть потенциал исторической науки в общественно-значимых сферах деятельности. Подобная постановка проблемы делает диссертационную работу актуальной и в рамках стремления «новой историографии» к изучению профессионального академического сообщества и осмыслению собственной профессии.
Данная работа представляет собой попытку изучения спектра историконаучных и социальных коммеморативных практик, посвященных памяти историка В.О. Ключевского на протяжении целого столетия - с 1911 по 2011 годы. В жизни научного сообщества всегда присутствует и, так называемая, «ненаучная» сторона
1 См.: Нора П. Всемирное торжество памяти // Неприкосновенный запас. 2005. № 2 - 3 (40 - 41). (ЖЬ:
деятельности, определяемая как «научный быт» или «историографический быт»2. Одной из форм ее проявления выступают юбилейные традиции и поминальные даты, являющиеся частью университетской корпоративной культуры. В настоящую действительность посредством коммеморативных практик вводятся стереотипы, мифы, нормы и идеалы, сформированные в прошлом. Их изучение позволит приблизиться к ответам на вопросы, насколько важны корпоративные традиции в научном сообществе, как долго может храниться память о деятелях науки в среде их учеников и последователей и каково ее значение для науки и культуры в целом.
В сложившейся на данный момент в гуманитарных науках методологической ситуации происходит обновление предмета и способов исторического познания3, а
так же интерпретации исторического текста и расширение предметного поля историографии5. Актуальными стали поиски новых подходов к изучению историографической среды и практик в научной субкультуре историков XX столетия6. Один из основоположников теорий памяти, Я. Ассман, заявил, что тема памяти превращается в новую парадигму науки о культуре. Ему вторит О. Г. Эксле, говоря уже конкретно об исторической науке7.
2 См.: Алеврас H.H. Что такое «историографический быт»? Из опыта разработки и внедрения историографической дефиниции // Историческая наука сегодня. Теории, методы, перспективы / Под. Ред. Л.П. Репиной. М., 2011. С. 516 -534.
3 См., например: Зверева Г.И. Историческое знание в контексте культуры конца XX века: проблема преодоления власти модернистской парадигмы // Гуманитарные науки и новые информационные технологии. Вып. 2. М., 1994; Репина Л.П. История исторического знания: Пособие для вузов / Л.П. Репина, В.В. Зверева. М.Ю. Парамонова. М., 2004; Савельева И.М., Полетаев A.B. О пользе и вреде презентизма в историографии // «Цепь времен»: проблемы исторического сознания / Отв. ред. Л.П. Репина. М., 2005; Репина Л.П. «Новая историческая наука» и социальная история. Изд. 2-е. испр. и доп. М., 2009.
4 Текст здесь понимается в широком, семиотическом смысле, как все явления и свидетельства изучаемой проблемы. См.: Лотман М.Ю. Семиосфера. СПб., 2000. С. 259.
5 См.: Бычков С В., Корзун В.П. Введение в историографию отечественной истории XX века. - Омск, 2001; Репина Л.П. Историческая культура как предмет исследования // История и память: историческая культура Европы до начала нового времени / Под редакцией Л.П. Репиной. М., 2006; Алеврас H.H. Предмет историографии: версии современной науки // Imagines mundi: альманах исследований всеобщей истории. XVI - XX вв. Екатеринбург, 2010; Репина Л.П. Интеллектуальная культура как предмет исследования // Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. 36. Специальный выпуск: Интеллектуальная культура и ученые сообщества Европы в Новое время. М., 2011.
6 Основные разрабатываемые направления ярко представлены в публикациях научных сборников «Мир историка: историографический сборник» и «Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории».
7 См.: Ассман Я. Культурная память. М., 2004; Эксле Отто Герхард. «История памяти» - новая парадигма исторической науки // Историческая наука сегодня. Теории, методы, перспективы / Под. ред. Л.П. Репиной. М., 2011. См. также: Зверева В. Сражения за память, войны воспоминаний. Научный семинар «Война памяти: культурная динамика в России, Польше и Украине» (Кембридж, Кингс-колледж, 4-5 июня 2010 г.) // Новое литературное обозрение. 2011. № 107.
Откровением стали слова А.К. Кабанова, одного из бывших студентов Ключевского, написанные им в день смерти ученого. Размышляя о том в чем более всего преуспел Ключевский, - в научной или лекторской деятельности, - он, при известии о кончине Василия Осиповича, сразу ощутил сожаление, что ни он, ни кто-либо другой не услышит больше «как играет историческую жизнь этот гениальный артист»123. Отметим, что нередко авторы некрологов идеализировали В.О. Ключевского как учителя, именуя «духовным родником»124, человеком, со125 1 г
единившим в себе все качества «идеального наставника» . Примечательно, что Ключевского сразу же признали «классиком», основателем школы русских историков, которые «ревностно» следовали идеям, предложенным их учителем в его «Курсе русской истории»126. Этот некритический взгляд на научную школу и самого Ключевского, как учителя, на тот момент отражал доминирующую в обществе точку зрения и соответствовал канонам некроложного стиля, порождая мифологизацию мемориального образа историка.
Для многих смерть В.О. Ключевского стала темой приватных переживаний. В. Свенцицкий утверждал, что москвичи любили Василия Осиповича «прежде всего как человека» 127. В. Варварин писал, что смерть московского историка все его ученики и слушатели приняли не иначе как личную трагедию: «Кончина Василия Осиповича Ключевского отзовется в тысячах сердец как личное несчастье, в
десятках тысяч умов - как горе о потере для науки и литературы» . Но тяжелее всего момент расставания с учителем переживали его ближайшие ученики. Они делились своим горем в переписке, собирались на панихиды и поминки. В конце одного из писем Ю.В. Готье к А.И. Яковлеву есть пугающее наблюдение: «В первый день по кончине лицо В.О. сохраняло многое из его обычного склада и выражения, но на 4-е сутки, это было уже совсем чуждое, неизвестное лицо 129. Види123 Кабанов А.К. Указ. соч. С. 3 - 4.
124 См.: Василий Осипович Ключевский//Харьковские ведомости. 1911. 15 мая.
125 Варварин В. Памяти В.О. Ключевского // Русское слово. 15.05.1911. № 111 // АРАН. Ф. 640. Оп. 1. Ед. хр. 38. 15лл.Л. 4.
126 См.: Василий Осипович Ключевский // Харьковские ведомости. 1911. 15 мая.
127 Свенцицкий В. В.О. Ключевский // Новая земля. 1911. Май. № 18. С. 2.
128 Варварин В. Указ. соч.
129 АРАН. Ф. 665. Оп. 1. Ед. хр. 336. Л. 10- 10 об.

Рекомендуемые диссертации данного раздела