Варяги и восточнославянское общество : историографический аспект : XX - начало XXI в.

  • Автор:
  • Специальность ВАК РФ: 07.00.09
  • Научная степень: Кандидатская
  • Год защиты: 2009
  • Место защиты: Санкт-Петербург
  • Количество страниц: 236 с.
  • бесплатно скачать автореферат
  • Стоимость: 250 руб.
Титульный лист Варяги и восточнославянское общество : историографический аспект : XX - начало XXI в.
Оглавление Варяги и восточнославянское общество : историографический аспект : XX - начало XXI в.
Содержание Варяги и восточнославянское общество : историографический аспект : XX - начало XXI в.
Содержание
Введение
Глава первая. «Русь» на севере и юге Восточной Европы
§ 1. Норманны в Поволховье
§ 2. Локализация «Острова русов»
§ 3. Норманны в Среднем Поднепровье
Глава вторая. Варяги конца IX - начала X вв
§ 1. События, предшествующие «призванию» варягов
§ 2. Рюрик на севере Восточной Европы
§ 3. Варяги времен Олега
Глава третья. Место варягов в системе восточнославянского общества
§ 1. Интеграция «руси» в восточнославянское общество
§ 2. Христианство и варяго-русские отношения
§ 3. Русско-скандинавские отношения в первой половине XI в
Заключение
Список сокращений
Использованные источники и литература

Введение
В диссертации «Варяги и восточнославянское общество: историографический аспект (XX - начало XXI в.)» преследовалась цель - установить, к каким результатам приводят разработки исследователей, изучающих историю взаимодействия скандинавского компонента формирующейся древнерусской народности с другими ее компонентами.
Для того чтобы достичь этой цели, решались следующие задачи: представить и разобрать различные точки зрения, существовавшие в историографии норманнской проблемы; сделать анализ письменных и археологических источников по норманнской проблеме; наметить пути решения вопросов, являющихся частью данной проблемы. Это вопросы: о роли норманнов в развитии евразийской торговли, а, следовательно, и восточноевропейских торговых центров; об их участии в формировании публичной власти; о военной службе варягов у древнерусских князей; о правлении скандинавских конунгов в отдельных русских областях. В диссертации рассмотрены также две проблемы, которые, как представляется, занимают особое место в историографии «варяжского вопроса». Это определение степени достоверности «Сказания о призвании варягов» и спор о происхождении термина «русь».
Полемика по «варяжскому вопросу» ведет свою историю со времен М.В. Ломоносова и Г.-Ф. Миллера, с 1740-х годов, занимала важное место в исторической науке на протяжении XIX и XX веков, меняя свое содержание, и не теряет своей остроты в настоящее время. Разработки норманнской проблемы на протяжении двух с половиной столетий создали предпосылки для обобщающих историографических работ, составление которых стало актуальным.
Информация необходимая для углубленного изучения норманнской проблемы содержится как в археологических, так и в письменных источниках. Глубокий анализ этой информации возможен при высоком уровне критики источников.
Во времена возникновения варяжского вопроса, при М.В. Ломоносове и Г.-Ф. Миллере, этот уровень был еще невысок. Поэтому многие точки зрения этих ученых не выдержали критики. М.В. Ломоносов опроверг взгляд Г.-Ф. Миллера на славян как на пассивный объект скандинавских порабощений.1 Однако построения самого М.В. Ломоносова были тоже уязвимы. В вопросе об этнической принадлежности варягов в исторической науке закрепилась не точка зрения М.В. Ломоносова, считавшего их западными славянами, а Г.-З. Байера и Г.-Ф. Миллера, утверждавших, что варяги являются скандинавами. При этом у М.В. Ломоносова и Г.-Ф. Миллера были одинаковые представления о возникновении государства. Вопрос об образовании государства связывался ими с вопросом об этническом происхождении Рюрика и его братьев. Это были характерные для той эпохи представления.
Позже акценты в спорах между норманистами и антинорманистами сменились. Если М.В. Ломоносов и Г.-Ф. Миллер не оспаривали реальность Рюрика, не подвергали сомнению достоверность легенды о «призвании варягов», то в XIX веке между учеными в этом вопросе появились разные мнения.
Н.М. Карамзин говорил о Рюрике, как о реальной исторической личности
H.A. Полевой называл Рюрика «мифическим».3 Дальнейшее развитие исторической науки показало правильность взглядов Н.М. Карамзина на личность «призванного» князя.
В XIX веке имел место новый антинорманизм, отличающийся от ломоносовского антинорманизма, во-первых, мнением о том, что варяги не оказывали существенного влияния на общественную жизнь и культуру восточных славян, во-вторых, отсутствием отождествления «призванных» варягов со славянами. Такой подход был показателен для развития исторической науки. Было уже ясно, что государства создаются не отдельными личностями.
Представителем этого нового антинорманизма был Н.И. Костомаров, который доказывал на диспуте с М.В. Погодиным, что варяги произошли из
1 Ломоносов М В. Замечания на диссертацию Г.-Ф. Миллера «Происхождение имени и народа российского» // Полное собрание сочинений. Т. б. М.; Л., 1952. С. 17 -42.
2 Карамзин История государства Российского. Кн. I. Т. 1. М., 1988. Стб. 67 - 74.
3 Почевой H.A. История русского народа. Т. I. М., 1997. С. 83.

эпоху викингов у шведов и финнов названий морфологически близких к слову «русь», то надо признать наличие оснований для того, чтобы считать эти построения закономерными.
Возникновение названия Ruotsi также было закономерным. М.В. Бибиков отмечает усиление контактов между скандинавами с одной стороны и населения Финляндии и Юго-Восточной Прибалтики с другой в середине I тысячелетия н.э. Ученый говорит, что скандинавы с середины I тысячелетия проникают в Западную Финляндию и на Аландские острова, где в конце I тысячелетия формируется метисная фенно-скандинавская культура. Исследователь подчеркивает, что эти контакты создавали почву для заимствования и распространения в финноязычной среде самоназвания военных групп скандинавов, называвшихся словом rojs (обозначавшим участников морских походов), в форме финского Ruotsi и эстонского Roots
М.В. Бибиков указывает, что в качестве этнонима название Ruotsi получило распространение на севере и северо-востоке Европы в финноязычной среде к середине VIII в. Ученый подчеркивает, что западнофинские языки устойчиво используют его как этноним для обозначения шведов, но при этом уже в ряде карельских и саамских диалектов этноним обнаруживает неоднозначность и используется для обозначения как шведов, так и собственно русских - пришлого, иноэгнического населения, собиравшего дань. Исследователь отмечает, что функциональное родство затушевывало для местного населения этнические различия
М.В. Бибиков обращает внимание на то, что существование слова Ruotsi / Roots во всех западнофинских языках с единым значением свидетельствует или о его исконности, или о заимствовании его в период западнофинской языковой общности, которая относится к VI-VIII вв. н.э. Ученый предполагает, что время заимствования слова rojs в финские языки - VI-VII вв. и отмечает, что это время соответствует именно периоду западнофинской языковой общности.
47 Бибиков М.В. Комментарий / Константин Багрянородный. Об управлении империей // Древнейшие источники по истории народов СССР. М. 1991. С. 298.
48 Там же. С. 299.

Рекомендуемые диссертации данного раздела